IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Онтология, эпистемология и диалектика Николая Кузанского
ГенШи
сообщение Oct 24 2012, 09:38
Сообщение #1


Люден
*******

Группа: Gamers
Сообщений: 1,180
Регистрация: 2-April 05
Из: планета Земля и её окрестности
Пользователь №: 6



Год: 2010
Автор научной работы: Нечипоренко, Александр Валерьевич
Ученая cтепень: кандидат философских наук
Место защиты диссертации: Новосибирск
Код cпециальности ВАК: 09.00.03
Специальность: История философии
Количество cтраниц: 167
Оглавление диссертации
кандидат философских наук Нечипоренко, Александр Валерьевич
Онтология, эпистемология и диалектика Николая Кузанского
введение.
глава i. концептуальное ядро философии николая кузанского.
§ I. ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА ФИЛОСОФИИ НИКОЛАЯ КУЗАНСКОГО.
§ 2. КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ЯДРО.
§ 3. СХЕМА РАЗВЕРТЫВАНИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ЯДРА.
глава ii. онтология николая кузанского.
§ 1. АБСОЛЮТНЫЙ МАКСИМУМ И УНИВЕРСУМ.
§ 2. СТРУКТУРА ОНТОЛОГИИ.
глава iii. эпистемология николая кузанского.
§ 1. БОГОПОЗНАНИЕ.
§ 2. УЧЕНОЕ НЕЗНАНИЕ.
§ 3. ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ НИКОЛАЯ КУЗАНСКОГО.
глава iv. диалектика николая кузанского в трактате «о неином».
§ 1. ПРОБЛЕМЫ ДИАЛЕКТИКИ В ТРАКТАТЕ «О НЕИНОМ».
§ 2. ДИАЛЕКТИКА NON ALIUD.
§ 3. «ЕДИНОЕ» ПЛАТОНА И «НЕИНОЕ» НИКОЛАЯ КУЗАНСКОГО.
§ 4. СИНТЕЗ ПРОБЛЕМ ДИАЛЕКТИКИ В ТРАКТАТЕ «О НЕИНОМ».
Введение диссертации (часть автореферата)
На тему "Онтология, эпистемология и диалектика Николая Кузанского"

1. Актуальность диссертационного исследования
1.1. «Значимость для истории философии переломных ее эпох трудно переоценить» [Горан В. П., 2007, с. 77]. Ренессанс как важнейшая переломная эпоха западноевропейской истории философии представляет значительный интерес для исследования генезиса западноевропейского рационализма Нового времени. Актуальным является анализ становления новых форм, методов мышления в рамках взаимосвязанных сфер богословия, философии и науки. Сегодня практически общепризнано, что в этом контексте фигура Николая Кузанского является ключевой. Однако еще далеко не решена задача реконструкции системы взаимосвязей указанных выше трех сфер знания с онтологическими и теоретико-познавательными аспектами мыслительного метода Кузанского.
1.2. В настоящее время исследование мышления — его форм, механизмов, методов — имеет большую значимость, как в философии, так и в прикладных областях инженерии знаний, педагогики, информационных технологий и др. Николай Кузанский был мыслителем, осознанно восстанавливавшим платоновскую диалектику как альтернативу методам и логическим формам Аристотеля. Немецкий мыслитель утверждал, что логический закон запрещения противоречия имеет силу только в ограниченной области рассудка. Над рассудком возвышается разум, определяющий и порождающий рассудочные формы; разумное же мышление развертывается по иным принципам — диалектическим. Эти принципы заново обнаружены и исследованы в философии Николая Кузанского в особой форме. Выделение этого логического всеобщего содержания мышления на материале философии Николая Кузанского представляет значительный интерес.
1.3. Наследуя диалектике Платона и Прокла, предвосхищая диалектику Фихте и Гегеля, Николай Кузанский, как подчеркивал А. Ф. Лосев, является выдающимся представителем именно диалектической мысли. В современнЬй интеллектуальной ситуации диалектике приходится заново обосновывать се^бя перед лицом таких направлений, как натурализм, позитивизм, аналитическая философия. Отрицая «метафизику», указанные подходы, однако, сами не свободны от таких предпосылок, как: (1) противопоставление субъекта и объекта, (2) принцип параллелизма логико-грамматического устройства знаковой формы мышления и его объективного содержания [Щедровгщкгт Г. П., 1995]. Эти предпосылки в той или иной мере привлекают внимание Николая Кузанского, что обусловливает актуальность реконструкции его диалектического метода. На это указывает, например, Е. Вгшлер: «Если бы ясное право и в то же время ясное ограничение области действия закона противоречия могли быть поняты в смысле философии Кузанского, было бы обретено место встречи для желательного сегодня диалога между трансцендентальной логикой континентальной и формальной логикой англосаксонско-скандинавской философских традиций» [208, S. 519].
1.4. Кузанский унаследовал от схоластики проблему отношения философии и богословия [Э. Жплъсон, 2004], создал оригинальный вариант синтеза западно-христианской религиозной мысли, философии и науки. Можно увидеть сходство интеллектуальной ситуации, в которой творил Кузанский, и ситуации русских религиозных философов начала XX века. С этой точки зрения творчество Кузанского значимо и для понимания истории отечественной философской мысли.
Таким образом, исследование философии Кузанского в ее целостности, во взаимосвязи онтологии, эпистемологии и диалектики является актуальной проблемой как для истории философии, так и в общефилософском контексте.
2. Степень разработанности проблемы
Со второй половины XX столетия, особенно за рубежом, резко возросло количество работ, посвященных Кузанскому; буквально в последнее десятилетие вновь интенсифицировались исследования философии Кузкнца в
России. При этом оценка философии Кузанского остается неоднозначной.
1) Большое число работ посвящено отдельным положениям философии Кузанского: принципу совпадения противоположностей - Wilpert Р., 1959,
205]; Colmer E., 1963, [162]; FlaschK., 1990, [171]; Reinhardt К, 1996, [191]; Haiibst R., 1989, [173]; Холъцман A. 2007, [142]; таким понятиям, как, например, ученое незнание - Flasch К., 1990, [170]; интеллектуальная интуиция -Kremer К, 2005, [178]; ШветцерX., 2007, [143]. Взаимосвязи философии Ку-занского с различными богословскими и философскими учениями реконструируют Лосев А. Ф., 1978, [83, 2003, [81]; Ахутпн А. В., 2005, [20]; Бабшин В. В., 1998, [24], 1981, [26]; Коллинз Р., 2002, [72]; Bormann К., 2002, [160]; Громыко Н. В., 2009, [45]. Среди работ, в которых рассматривается культурно-исторический контекст философии Кузанского, можно указать на исследования связей с одной стороны, Николая Кузанского и, с другой стороны: Платона- Wyller Е., 1995, [207]; Августина Аврелия - Cranz Edward F., 1953, [163]; Иоанна Скота Эритекы - Dermot M., 1990, [164]; КиевскаА., 2007, [69]; немецкой мистики XIV в. - Lucker M. А., 1950, [180]; Wackerzapp Я, 1963, [204]; Мс Ginn В., 1994 [159]; Рейнхардт К, 2007, [118]. Подчеркивая в философии Николая Кузанского различные аспекты, выявляя содержательное многообразие «пересекающихся» на ней историко-философских течений, традиций, указанные работы эксплицируют принципиальную сложность реконструкции системной целостности учения Кузанца.
2) Исследования, в которых рассматривается учение Кузанского в целом, также рознятся как в выделении существенного в философии немецкого мыслителя, так и в общей её оценке.
2.1.) Большинство исследователей подчеркивают новаторство Кузанца: Volkmann-Schluck, К-Н., 1968, [203], Кассирер Э., 2000, [67], Reinhardt К, 2007, [192]; Библер В. С., 1991, [23]; Ахутш А. В., 2005, [20]; Громыко Ю. 2005, [46]; Громыко Я. В., 2009, [45]. Но есть противоположные оценки: как традиционного неоплатоника оценивал Кузанского Лосев А. Ф., 1978, [83], 2003, [81]. Hopkins J., 2002, [176] считает, что, открывая пути нововременной философии, Кузанский сам всецело оставался в средневековье.
2.2.) Значение философии Кузанского в генезисе науки Нового времени освещено в работах Resinger J., 1909, [195]; Nagel F., 1984, [185]; Senger Я, 1992,
200]; Гайденко П. П., 1980, [37], 2000, [36], 2003, [35]; Ахутина А. В., 2005, [20]; Piikelsheim F., 2005, [189]; Reinhardt К., 2003, [215]; Schwaetzer H., 2003, [193]. Рассматривая математическое творчество и логические методы Кузан-ского, Юшкевич А. П., 1961, [156]; Матвиевская Г.П., 1971, [92], Попов П. С., Стяжкин Н. И., 1974, [113] не склонны давать им высокую оценку. Но многие исследователи выделяют новаторские методы в трудах немецкого кардинала, см.: Широков В. С., 1978, [144]; Мордухай Болтовской Д. Д., 1989, [95]; Piikelsheim F., 2005, [189]; Зайцев Е. А., 2006, [56], 2007, [55]. Вопрос о соотношении математики и философии рассмотрен, например, в работах CounetJ.-М, 2000, [161]; Мороз В. В2005, [96].
2.3.) Российские исследователи советского периода - Лопашев С. А., 1937, .[76]; Соколов В. В., 1974, [128], 1984, [127]; Тажуризина 3. А., 1972, [130]; Горфункель А. X., 1980, [43]; - подчеркивают пантеизм Кузанского. Вопрос о пантеистической сути философской системы Николая Кузанского тесно связан с ее оценкой как неоплатонической - см. Hoffmann Е., 1930, [174]; Лосев А. Ф., 1978, [83]; Dermot M., 1990, [164]; Wyller Е., 1995, [207]; Жильсон Э., 2004, [54]. Эти оценки актуализируют сложное проблемное поле. Во-первых, речь идет об апофатической коррекции пантеизма - см. Flasch К., 1973, [169], Лосев А. Ф., 1993, [77], 1994, [80]; Wyller Е., 1995, [208]; Neiihaus Р., 1997, [186]. Во-вторых, актуализируется проблема выражения христианского теизма средствами неоплатонической философии - см. Flasch К., 1973, [168]; Haubst R., 1991, [172]; Turner D., 1995, [202]; Reinhardt К., Schwaetzer H., 2007, [192]. Ряд исследователей утверждают, что в философии Кузанского неоплатонизм преодолен на основе христианских представлений: Cranz Edward F., 1953, [163]; Schwaetzer #., 2001, [198], 2004 [199]; Ehlen P., 2005, [166]; Шталъ X., 2007, [146], 2008, [145].
3) Открытым вопросом является реконструкция системной целостности философии Кузанца. В работах исследователей превалирует либо рассмотрение i онтологической стороны философии {Соколов В. В., 1984. [126]), либо теоретико-познавательной (Кассирер Э., 2000, [67]). В ряде работ реконструируется связь онтологии, эпистемологии и математики {Hoffmann Е., 1930, [174]; Stadle М, 1983, [201]). Диалектика Кузанского исследована недостаточно. Программа такого исследования была намечена Лосевым А. Ф., 2003, [81]. Для понимания диалектики Кузанского большое значение имеет «внутреннее проживание» ее Франком С.Л, 1990, [138], 1995, [137], считавшим немецкого кардинала своим учителем в философии. Среди работ, посвященных диалектике, можно указать: WilpertP., 1959, [205]; Соколов В. Я, 1974, [127]; WyllerK, 1995, [208]; CounetJ.-М, 2000, [161]; Miller С. L., 2003, [182]; ШтальХ., 2007, [146], 2008, [145]. В целом положение дел с исследованием диалектики Кузанского характеризуется так: «в мысли Кузанского подчеркивается сегодня на Западе «конъектураль-ность» и «перспективность», способность свободной творческой «имагинации» и символизации, даже «диалогический принцип», т.е. признаки, или вовсе не совместимые с диалектическим процессом, или придающие диалектике совсем другой смысл» СШтальХ. [145, с. 107-108]).
4.) Проблема реконструкции учения Кузанского в его целостности связана с вопросом о концептуальном ядре философии немецкого кардинала. Этот вопрос был прямо поставлен Кассирером Э., который в качестве такого ядра выделил диалектику знания и незнания [67, с. 14]. Исследователи расходятся в выделении центрального пункта в системе Кузанского: неоплатоническая диалектика единого и иного {Лосев А. Ф., [81]), апофатическая рефлексия {Ахутин А. В., [20]), совпадение противоположностей {Wilpert Р., [205]), мета-знание о средствах мышления {Громыко Ю. В., [46]), принцип самомышления, аналогичный «Я» немецкого идеализма {Schwaetzer Н., [197]), единство мышления и бытия, выявляемое в форме онтологического доказательства {Франк С. Л., [137]), триадологическая диалектика и христология {Шталь X., [145; 146]), связь онтологии и способов мышления в единотроич-ном принципе {Громыко Н. В., [45]).
Таким образом, работа по реконструкции целостности системы Кузанского, во взаимосвязи онтологии, эпистемологии и диалектики, далеко не завершена, и тема диссертационного исследования является ещё недостаточно разработанной.
3. Объект диссертационного исследования
Объектом диссертационного исследования является философия Николая Кузанского.
4. Предмет диссертационного исследования
Предметом диссертационного исследования является взаимосвязь онтологии, эпистемологии и диалектики, определяющая целостность философии Кузанского.
5. Цель диссертационного исследования
Осуществить реконструкцию содержания философии Николая Кузанского в ее целостности как опыта разработки диалектики и реализации диалектических способов синтеза онтологии и эпистемологии.
6. Исследовательские задачи
Поставленная цель достигается посредством решения следующих исследовательских задач:
1. Выявить основную проблему и концептуальное ядро философии Николая Кузанского.
2. Осуществить реконструкцию диалектического содержания онтологии Николая Кузанского.
3. Объяснить особенности эпистемологии Николая Кузанского диалектическим развертыванием противоречий концептуального ядра его философии.
4. Раскрыть особенности диалектики Николая Кузанского в трактате «О не-ином».
7. Методологические основы диссертационного исследования
При исследовании сложного объекта принципиальным является определение предмета - той стороны, с которой рассматривается объект. При процедуре формально-логического обобгцения стороны объекта выделяются в абстракции, в данном случае это могут быть значимые в философии КузанскоЬо понятия, например, бесконечности, ученого незнания, свертывания и развертывания, или принцип совпадения противоположностей и др. Подобное рассмотрение философской системы является необходимым для ее понимания и реконструкции, но недостаточным, поскольку в нем не находит своего обоснования, почему именно эти, а не другие стороны объекта являются существенными, и как от отдельных абстрагированных сторон перейти к целому системы философии. Системный подход к объекту историко-философского изучения требует иной процедуры — теоретического обобщения. Для этой процедуры принципиально схватывание именно целостности философии посредством выделения ее концептуального ядра, так, что система философии в ее конкретности может быть понята как результат развертывания этого ядра [Зиновьев А. А., 2002; Ильенков Э. В., 1997].
Кузанский был деятелем одной из самых значительных переломных эпох [Горан В. П., 2007, с. 73-78] в истории Западной Европы, и в концептуальном ядре его философии должны были отразиться важнейшие объективные противоречия эпохи. Культурно-исторические противоречия задавали определенную объективную обстановку, которую философ осмыслял и в отношении к которой вырабатывал собственную мировоззренческую и деятельностную позицию. Относительно этой позиции, осознаваемая со стороны своих противоречий, обстановка выступала для философа как практическая и интеллектуальная ситуация постановки и решения проблем. На понимании и реконструкции ситуации, позиции и главной проблемы философа, творчество которого исследуется, и должно основываться выделение концептуального ядра философии. «Процедуре реконструкции принадлежит, пожалуй, центральная роль во всем историко-философском исследовании. Ее осуществление - едва ли не главная задача историка философии» [там же, с. 149]. При этом в процедуре реконструкции особо выделяется «выявление тех проблем, усилия по решению которых нашли свое выражение в творчестве как отдельных философов, так и философских сообществ разных типов - от конкретных философских школ до мирового сообщества философов на всем протяжении истории философии» [там же, с. 149]. Значимость восстановления проблем в историческом исследовании подчеркивал Р. Дж. Коллингвуд [71, с. 365]; Х.-Г. Гадамер [32, с. 436] указывал на данный подход как на основной способ понимания.
Результатом реконструкции станет выделение моментов концептуального ядра, определяющих его логическое устройство; они и выступят в качестве существенных аспектов объекта исследования. В работе показывается, что в философии Кузанского такими моментами являются онтология и эпистемология, связанные друг с другом особым образом. Диалектика в работе рассматривается как третья сторона философии — как способ связывания онтологии и эпистемологии в системное единство.
Реализация общеметодологического подхода, изложенного выше, определила структуру исследования, выразилась в последовательности глав и взаимосвязи их содержания. В Главе I решается задача выявления основной проблемы и концептуального ядра философии Кузанского. Глава II посвящена реконструкции онтологии, а Глава III посвящена объяснению особенностей эпистемологии Кузанского, а таюке синтезу онтологии и эпистемологии в специфическом «онтологическом аргументе». Диалектика Кузанского рассматривается на протяжении первых трех глав, в Главе IV ее особенности раскрываются детально на материале трактата «О неином».
Помимо общей методологической схемы, для решения исследовательских задач применялись специфические процедуры исторического исследования: понимание, реконструкция, сравнение, объяснение, оценка [41].
При понимании восстанавливались главная проблема философии Кузанского и противоречия концептуального ядра, кроме того рассматривались подходы Кузанского к решению характерных для данного исторического периода, богословско-философских проблем: отношения Бога и мира, единства многообразия, (в частности, средневековая проблема единства вещи), соотношения философий Платона и Аристотеля. Соответственно цели исследования понимание было направлено на восстановление смысловой целостности философии, поэтому главной была работа на материале различных произведений Кузанского. Йспользовались тексты работ Кузанского в русских переводах издания 1979-1980 гг. [2; 3], иногда производилась сверка с изданием 1937 г. [4]. Синтаксическо-семантический анализ текстовых фрагментов, терминов и их различных возможных толкований занимал в работе незначительное место. Однако для ключевых фрагментов проводился анализ оригинального текста, сравнивались варианты его переводов, уточнялись культурно-исторические источники терминологии. При этом использовались латинский текст произведений Кузанского, а также и его немецкий перевод в издании [1].
При осуществлении реконструкции применялась гипотетико-дедуктивная процедура. В Главе I на основе осмысления сути проблемной ситуации выявлялась основная проблема и реконструировалось концептуальное ядро философии Кузанского. В Главе II для реконструкции основного содержания онтологии Кузанского анализировалось применение мыслителем философских принципов в предметно-математических работах или фрагментах, привлекался историко-культурный контекст. В Главе III была произведена реконструкция метода docta ignorantia как гипотетической формы доказательства в рамках онтологического аргумента Ансельма Кентерберийского.
Для выявления особенностей умозрения Кузанского применялось сравнение с образцами мышления — Аристотеля, Платона, Августина Аврелия, Дионисия Ареопагита, Иоанна Скота Эригены, Ансельма Кентерберийского, а также натурфилософов-номиналистов XIV в.
В Главе II для объяснения системной связи основных понятий Кузанского была построена гипотетическая объяснительная модель онтологической картины Кузанского. Полученные в Главе II результаты реконструкции онтологии использовались в Главе III для объяснения особого феномена — наличия в системе Кузанского представлений о генетизации знания и мышления. Так же и в Главе IV в качестве основы объяснения использовались результаты проделанной в главах I - III реконструкции.
Интерпретация и оценка производились относительно выделенных культурных эталонов — диалектики Платона, догматов Христианской Церкви и основного вопроса философии о соотношении мышления и бытия.
8. Научная новизна диссертационного исследования
1. Впервые концептуальное ядро философии Николая Кузанского реконструировано как обусловленное социо-культурным контекстом и практической деятельностью философа; показано, что ядро содержит полярные значения docta ignorantia («знание незнания» и «непостижимое постижение непостижимого»), и раскрыта роль математической пропорции как модели знания, связывающей онтологию и эпистемологию.
2. Впервые показано, как наличие в исходном методе философии Кузанского — docta ignorantia - противоположных полюсов обусловливает развертывание в целостность и развитие философской системы от исходного трактата «Об ученом незнании» до позднего трактата «О неином».
3. Впервые не только выявлено, но и объяснено наличие в системе Кузанского представлений о генетизации мышления и знания, и раскрыта связь этих представлений как с онтологией, так и с эпистемологией философа.
4. Впервые диалектика Николая Кузанского в трактате «О неином» раскрыта как результат развития философской системы, обусловленный спецификой взаимоотношения эпистемологии и онтологии, отношения, содержащегося еще в первоначальном концептуальном ядре - docta ignorantia.
9. Результаты диссертационного исследования
Результаты настоящего исследования заключены в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту.
1. В философии Николая Кузанского присутствует концептуальное ядро, обусловленное нацеленностью философа на восстановление целостности онтологии в условиях наличия различных, противоречащих друг другу знаний и онтологических картин. Концептуальное ядро философии Кузанского включает результат интеллектуальной рецепции текстов Дионисия Ареопагита средствами мышления, воспитанного в традиции католического богословия, прежде всего - богословия Августина. Оно содержит представления о мышлении как а) направленном на объект и одновременно знающем его непостижимость и трансцендентность, б) направленном на собственные основания. При этом в случае а) взаимосвязь планов онтологии и эпистемологии опосредствована предметно-онтологической моделью знания. Противоречия, исходно заложенные в концептуальном ядре, определили направленность развития философской системы Николая Кузанского.
2. Опираясь на неоплатоническую онтологию, на достижения средневековой натурфилософии и на собственные результаты в математике, Кузанский производит переход от аристотелевской онтологии и логики готовых форм к онтологии и логике формообразования.
3. Важнейшая особенность философии Николая Кузанского - перенос генетических представлений из плана онтологии в план эпистемологии. Этот перенос открыл возможность интерпретировать идеи Платона как порождающие начала формообразования, развертывающие мысль. Также задача и метод познания получили особую трактовку: как воспроизведение мыслью развертывания объекта познания, выведение из простого и всеобщего первоначала конкретной формы объекта.
4. Центр диалектики Николая Кузанского - рефлексивно-диалектический акт, который может быть охарактеризован как основа «онтологического аргумента», и который в последний период творчества был выражен Кузанским именем поп aliud, «неиное». Философская новация Кузанского состояла в осознанном выделении чистой рефлексивной формы «самоопределения» в диалектическом акте. Сравнение диалектик Кузанского и Платона показывает, что статус поп aliud следует соотносить со статусом единого сущего, но не единого самого по себе платоновского диалога «Парменид», как это полагал сам Кузанский. Таким образом, имеющийся в философско-богословской системе Кузанца момент апофатического мышления оказывается существенно ослабленным- а доминирующей является предпосылка сущностного единства Бога и естественного мышления человека. Такой подход лежит в русле западноевропейской традиции интеллектуализма и ведет к философии Нового времени.
10. Практическая значимость работы
Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения философии Николая Кузанского и для исследований, выявляющих ее место в истории философии и науки. Также они могут быть значимы для исследования истории диалектики. Кроме того, результаты могут быть использованы при построении образовательных курсов по истории философии и истории философии науки.
11. Теоретическая значимость работы
В работе представлена целостная реконструкция содержания философии Николая Кузанского, которая позволяет понять взаимосвязь различных моментов в мыслительном методе философа, уточнить теоретические представления о генезисе философии и науки Нового времени и очертить круг новых вопросов для дальнейших исследований.
12. Апробация работы
Различные положения диссертационного исследования неоднократно докладывались и обсуждались на научных семинарах Сектора истории философии Института философии и права СО РАН (2006-2009 гг.); на Летних философских школах НГУ (Новосибирск, 2007, 2008 гг.); на Региональной научной конференции (Институт философии и права СО РАН, г. Новосибирск, 2007 г.). Результаты исследования в целом были доложены на V Российском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 25-28 августа 2009 г.) и на Международной конференции «Принцип coincidentia oppositorum» от Николая Кузанского к Николаю Бердяеву» (Санкт Петербург, 22-24 апреля 2010 г.). Результаты исследования представлены в семи научных публикациях, которые отражают основное содержание работы.
13. Список работ, опубликованных по теме диссертации
1. Нечипоренко А. В. Гносеология и онтология в философии Николая Кузан-ского // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 5., Вып. 1., 2007. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2007. С. 112-117.
2. Нечипоренко А. В. Онтологическое доказательство бытия Божия у Ансельма, Кузанского и Декарта. // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 6., Вып. 1., 2008. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2008. С. 130-136.
3. Нечипоренко А. В. Особенности диалектики Николая Кузанского в трактате «Об ученом незнании». // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 6., Вып. 2., 2008. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2008. С. 156-162.
4. Нечипоренко А. В. Реконструкция онтологии Николая Кузанского с опорой на математические фрагменты. Часть I // Философия науки. №1 (40) 2009. Новосибирск, Сибирское отделение РАН, 2009. С. 155-167.
5. Нечипоренко А. В. Реконструкция онтологии Николая Кузанского с опорой на математические фрагменты. Часть II // Философия науки. №2 (41) 2009. Новосибирск, Сибирское отделение РАН, 2009. С. 114-126.
6. Нечипоренко А. В. Онтология, эпистемология и диалектика в философии Николая Кузанского // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса. Т. II. Новосибирск: Параллель, 2009. С. 45-46.
7. Нечипоренко A.B. Диалектика Николая Кузанского в трактате «О неином» // Coincidentia oppositorum: от Николая Кузанского к Николаю Бердяеву. СПб.: "Алетейя", 2010. С. 376 - 386.
14. Структура диссертации
Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 208 наименований. Общий объем работы - 167 страниц.
Заключение диссертации
по теме "История философии", Нечипоренко, Александр Валерьевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате исследования мы пришли к следующим выводам:
1. В учении Николая Кузанского имеется концептуальное ядро, обусловленное тем, что своей философией он стремился восстановить целостность онтологии в условиях мировоззренческого кризиса. Концептуальное ядро философии образовалось за счет прочтения текста «Ареопагитик» средствами мышления, воспитанного в традиции богословия Августина Аврелия. Связи и противоречия, заключенные в концептуальном ядре, во многом определили направленность развития философии Кузанского. Противоречия ядра являются одной из форм выражения основного вопроса философии о соотношении мышления и бытия, они проявились в проблеме соотношения и связи эпистемологии и онтологии.
2. Кузанский осуществил новации в онтологической картине. Он перешел от аристотелевской онтологии и логики готовых форм к онтологии и логике формообразования. Выстраивая систему онтологии, Кузанец придал традиционным категориям новое содержание, соответствующее новому методу. Так, категории «сущность», он придал значение инварианта преобразований объектов, скрытой в глубине вещей порождающей основы — связи, структуры. Разным уровням «глубины» объекта Кузанец ставил в соответствие модусы познания, которые он также описывал онтологически и с помощью математических моделей. За счет этого основная задача и метод познания получили трактовку воспроизведения в мысли того генезиса, который объект познания имеет в реальности.
3. Концептуальное ядро философии Кузанского содержало полярные моменты, соответствующие двум смыслам docta ignorantia; в настоящей работе они названы «знание незнания» и «непостижимое постижение непостижимого». «Знание незнания» прямо обусловлено текстами Дионисия Ареопагита и выражается в принципе совпадения противоположностей. Исходное своеобразие метода Кузанца состоит в особой связи онтологии и эпистемологии, заключенной в концептуальном ядре. Теоретико-познавательное отношение знание незнания» моделируется с помощью математики и начинает исследоваться как объект. За счет этого, с одной стороны, происходит онтологиза-ция познания и знания, а с другой стороны, возникает требование к мышлению выйти за рамки законов логики Аристотеля. «Непостижимое постижение непостижимого» обусловлено принципом рефлексивного мышления, содержащимся в богословии Августина и заключающемся в рефлексивном переходе от познавательных действий к началам мышления, определяющим эти действия. Исходно два момента метода docta ignorantia Кузанским отчетливо не различаются. Но по мере эволюции взглядов Кузанца, все в большей степени проявляется стремление синтезировать «знание незнания» и «непостижимое постижение непостижимого» путем перехода к единству мышления и бытия в актуально-бесконечном первоначале, трактуемом как причина самого себя.
4. Уже в первых работах философия Кузанца имеет черты, характерные для диалектики: ограничение действия законов формальной логики, принятие принципа единства противоположностей, различение рассудка и разума, рефлексивное обращение мышления к своим порождающим основаниям, принцип генетизации в онтологии и эпистемологии, взаимное отображение онтологических и эпистемологических представлений друг на друга. Однако собственно диалектический метод наиболее рельефно проявляется в позднем трактате «О неином», где Кузанец предпринял попытку пересмотра оснований своей философии и дедуцирования ее системы. Философская новация Кузанца состоит в подчеркивании формы рефлексии в диалектическом акте, в придании рефлексивно-диалектическому акту специфики самоопределения.
5. Сравнение диалектики Кузанского и Платона показывает, что бытийный статус поп aliud должен трактоваться как статус единого сущего; однако Кузанец придает принципу поп aliud статус сверхсубстанциального Единого. Кузанский рассматривает поп aliud не только как единый принцип и для диалектики Лиц Св. Троицы и для порождения Богом мира, но и как сущностное единство человеческого мышления и Бога. Этим ослабляются апофатические и усиливаются пантеистические тенденции в философии Кузанского. Границы человеческого познания расширяются до бесконечности, индивиду усваивается автономия самомышления и, вместе с тем, присущая природе его мышления сущностная связь с Абсолютом. Это лежит в русле основных тенденций Возрождения, близкой Реформации, предвозвещает идеализм немецкой классической философии.
СОКРАЩЕНИЯ:
1. Произведения Николая Кузанского
1.1. DDI - De docta ignorantia, «Об ученом незнании»
1.2. DC — De coniecturis, «О предположениях»
1.3. DFD - De filiatione dei, «О богосыновстве»
1.4. ADI - Apologia doctae ignorantiae, «Апология ученого незнания»
1.5. DM - De mente (Idiota de mente), «Простец об уме»
1.6. DB - De beryllo, «О берилле»
1.7. DLNA - De li non aliud, «О неином»
1.8. DAT — De ápice theoriae, «О вершине созерцания»
2. Произведения иных авторов
2.1. DT - De Trinitate, «О Троице», Августин Аврелий
2.2. ПМ0 - Пер\ р,исткт|<; GeoXoyíaq, «О мистическом богословии», Дионисий Ареопагит
2.3. П0О - Пер\ GbÍcdv óvopcmdv, «О божественных именах», Дионисий Ареопагит
2.4. DDN - De divisione naturae, «О разделении природы», Иоанн Скот Эри-гена
Список литературы диссертационного исследования
кандидат философских наук Нечипоренко, Александр Валерьевич, 2010 год

1. Nikolaus von Kues. Philosophisch-theologisch Werke. Bände 1-4. /Lateinischdeutsch. Mit einer einleitung von Karl Bormann sowie Anmerkungen, Literaturverzeichnissen und 1.dices. - Felix Meiner Verlag, Hamburg, 2002.
2. Николай Кузанский. Сочинения в двух томах. Т.1. М.: «Мысль», 1979. 488 с.
3. Николай Кузанский. Сочинения в двух томах. Т.2. М.: «Мысль», 1980. 471 с.
4. Николай Кузанский. Избранные философские сочинения. М.: Гос. соц-эконом. изд-во, 1937. 364 с.
5. Николай Кузанский. О мире веры. // Николай Кузанский. О мире веры. Избранные произведения. М.: Канон +, РООИ «Реабилитация», 2006. 208 с.
6. Николай Кузанский. О математическом совершенстве / пер. Е.А. Зайцева //Историко-математические исследования. М., 2007, Вып. 12 (47). с. 290-305.
7. Августин Блаженный (Аврелий). О Троице. Части 1-2. М.: «Образ», 2005. 256 с.
8. Августин Аврелий. Исповедь / Августин Аврелий. Исповедь. Петр Абеляр. История моих бедствий. М.: Республика, 1992. 335 с.
9. Аверинцев С. С. Предварительные заметки к изучению средневековой эстетики//Древнерусское искусство. М.: 1975. С. 371-397.
10. Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Т.1. М.: «Мысль», 1976. 550 с.
11. Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Т.2. М.: «Мысль», 1976. 687 с.
12. Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Т.З. М.: «Мысль», 1981. 613 с.
13. Архимандрит Амвросий (Погодин). Святой Марк Эфесский и Флорентийская уния. М.: Издательство «Посад», 1994. 434 с.
14. Апполонов A.B. Дуне Скот и его философская теология / Блаженный Иоанн Дуне Скот. Избранное. М.: Издательство Францисканцев, 2001. 584 с.
15. Ансельм Кентерберийский. Проелогион / Памятники средневековой латинской литературы X-XII вв. М.: 1972. 531 с.
16. Ансельм Кентерберийский. Прослогион. Сочинения. М.: «Канон», 1995. 400 с.
17. Антология мировой философии. В 4-х томах. Т.1. Часть 2. М.: «Мысль», 1969. 354 с.
18. Антология средневековой мысли. (Теология и философия европейского Средневековья). В 2 т. Т.1. СПб.: РХГИ, 2001. 539 с.
19. Ахутин A.B. История принципов физического эксперимента от античности до XVII в. М.: «Наука», 1976. 292 с.
20. Ахутин A.B. Поворотные времена. СПб.: «Наука», 2005. 741 с.
21. Баткин U.M. Итальянское Возрождение: проблемы и люди. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1995. 448 с.
22. Баткин JI.M. Итальянские гуманисты: стиль жизни и стиль мышления. М.: «Наука», 1978. 200 с.
23. Библер В. С. От Наукоучения к логике культуры. М.: Изд-во полит, литры, 1991. 413 с.
24. Бибихин В.В. Новый ренессанс. М.: «Наука», 1998. 498 с.
25. Бибихин В.В. Николай Кузанский // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. 815 с.
26. Бибихин В.В. Николай Кузанский. Вступительная статья и перевод. / Эстетика Ренессанса: Антология. В 2-х т. Т. 1. М.: «Искусство», 1981. С. 109137.
27. Бибихин В.В. Примечания / Николай Кузанский. Сочинения. Т.1. М.: «Наука», 1979. 448 с.
28. Боэций. «Утешение философией» и другие трактаты. М.: «Наука», 1990. 415 с.
29. Бриллиантов А. И. Влияние восточного богословия на западное в произведениях Иоанна Скота Эригены. М.: «Мартис», 1998. 446 с.
30. Бриллиантов А.И. К вопросу о философии Эригены. К истории арианско-го спора. Происхождение монофизитства. Труды по истории древней Церкви. СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2006. 384 с.
31. Всемирная история. Т. III., Государственное издательство политической литературы. М.: 1957. 896 с.
32. ГадамерХ.-Г. Истина и метод. М.: «Прогресс», 1988. 704 с.
33. Гайденко В.П., Смирнов Г. А. Западноевропейская наука в средние века. М.: «Наука», 1989. 352 с.
34. Гайденко В.П., Смирнов Г.А. Трансформация принципа аристотелевской онтологии в томизме. //Историко-философский ежегодник 2003. М.: Наука, 2004. 430 с.
35. Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. М.: «Прогресс-Традиция», 2003. 528 с.
36. Гайденко П.П. Христианство и наука: к истории понятия бесконечности. // М.: Вестник РГНФ, №3. 2000. С. 5-11.
37. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки: Становление и развитие первых научных программ. М.: «Наука», 1980. 567 с.
38. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3-х томах. T.l. М.: «Мысль», 1970. 501 с.
39. Гегель Г.В.Ф. Философия религии. В 2-х томах. Т.2. М.: «Мысль», 1997. 573 с.
40. Гегель Г.В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. М.: «Мысль», 1975. 452 с.
41. Горан В.П. Теоретические и методологические проблемы истории западной философии. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007. 269 с.
42. Горфункель А.Х. Полемика вокруг античного наследия в эпоху Возрождения. //Античное наследие в культуре Возрождения. М.: «Наука», 1984. 286 с.
43. Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М.: Высш. Школа, 1980. 368 с.
44. Громыко Н.В. Мюнхенская школа трансцендентальной философии: методологические аспекты //Кентавр, № 1 "95. М.: «Логос», 1995. с. 23-34.
45. Громыко Н.В. Проблема трансляции теоретического знания в образовательной практике. М.: Пушкинский институт, 2009. 360 с.
46. Громыко Ю.В. Мыследеятельность: курс лекций. Кн. 3. Онтологии нового времени. М.: «Пушкинский институт», 2005. 320 с.
47. Громыко Ю.В. Организационно-деятельностные игры как средство развития образования. Автореферат монографии на соиск. уч. степени доктора пси-хол. наук. М., 1993.
48. Дионисий Ареопагит. Сочинения. Максим Исповедник. Толкования. СПб.: «Алетейя», 2003. 864 с.
49. Доддс Э.Р. «Парменид» Платона и происхождение неоплатонического Единого. ЕХОАН. Философское антиковедение и классическая традиция. Т.З. Вып. 1. 2009. Новосибирск: Ред.-изд. центр Новосиб. гос. ун-та, 2009. С. 336353.
50. Елашкина A.B. Особенности философских задач и методов их решения в диалоге «Софист» // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 6., Вып. 2., 2008. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2008. С. 138-144.
51. Елашкина A.B. Особенности перехода от рассудка к разуму в философии Платона // Наука. Философия. Общество. Материалы VРоссийского философского конгресса. Т. II, Новосибирск: Параллель, 2009. 542 с. С. 24-25.
52. Жилъсон Э. Избранное: Христианская философия. М: РОССПЭН, 2004. 704 с.
53. Жилъсон Э. Философия в средние века: От истоков патристика до конца XIV века. М.: «Республика», 2004. 678 с.
54. Зайцев Е. А. Квадратура круга и инфинитезимальные методы Николая Кузанского (к публикации трактата «О математическом совершенстве») // Ис-торико-математические исследования. Вторая серия. М.: 2007, Вып. 12 (47), с. 275-290.
55. Зайцев Е. А. Бесконечно малые и неделимые у Николая Кузанского (По трактату «О квадратуре круга») // Историко-математические исследования. Вторая серия. М.: 2006, Вып. 11 (46), с. 216-227.
56. Зиновьев A.A. Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале «Капитала» К.Маркса). М., ЦОП ин-та философии РАН, 2002. 321 с.
57. Зубов В.П. Архитектурная теория Альберти. С.-Пб.: «Алетейя», 2001. 461 с.
58. Зубов В.П. Опыт научный и опыт технический в эпоху Ренессанса / Зубов
59. B.П. Из истории мировой науки. Избранные труды 1921-1963. С.-Пб.: Изд-во «Алетейя»: Изд-во С.-Пб. ун-та, 2006. с. 348-365.
60. Зубов В.П. Трактат Брадвардина «О континууме» / Николай Орем. О соизмеримости или несоизмеримости движения неба. В. П. Зубов. Трактат Брадвардина «О континууме». М.: Едиториал УРСС, 2004. 160 с.
61. Зубов В.П. Трактат Николая Орема «О конфигурации качеств» // Истори-ко-математические исследования. М., 1958. Вып. 11. С. 601-635.
62. Зубов В.П. «. .Об энергиях, ипостасях и сущности» / Зубов В.П. Избранные труды по истории философии и эстетики. 1917-1930. М.: Изд-во «Инд-рик», 2004. 448 с.
63. Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1997. 464 с.
64. Иоанн Скот Эриугена. Перифюсеон. Кн. 1. / пер. Петрова В. В. // Историко-философский ежегодник 2000. М.: «Наука», 2002. С. 65-132
65. Иоанн Скот Эриугена. Перифюсеон. Кн.2. Фрагмент 523D-545B / пер. Петрова В. В. // Историко-философский ежегодник 2003. М.: «Наука», 2004.1. C. 87-121.
66. История средних веков. В 2-х томах. / Ред. 3. В.Удальцовой и С.П.Карпова. Т.1. М.: «Высшая школа», 1990. 495 с.
67. Кассирер Э. Индивид и космос. // Кассирер Э. Избранное. Индивид и космос. М-С.Пб.: «Университетская книга», 2000. 654 с.
68. Кассирер Э. Познание и действительность. Понятие о субстанции и понятие о функциях. СПб., «Шиповник», 1912. 393 с.
69. Киевска А. Концепция интеллекта у Эриугены и Кузанского // Наследие Николая Кузанского и традиция европейского философствования / СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. (УегЬшп. Вып. 9). С. 19-28
70. Книга Меркурия Трисмегиста о мудрости и силе Бога: Пимандер (В переводе на латинский Марсилио Фичино Флорентийского. 1471 г.) Билингва. Пер. с лат. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. 48 с.
71. Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М.: «Наука», 1980. 486 с.
72. Коллинз Р. Социология философии. Новосибирск: «Сибирский хронограф», 2002. 1282 с.
73. Ладенко И.С. О процессах мышления, связанных с установлением отношения эквивалентности // Докл. АПН РСФСР. 1958 г. № 2.
74. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. 376 с.
75. Лозинский С.Г. Предисловие. / Стефано Инфессура, Иоганн Бурхард. Дневники. Документы по истории папства ХУ-ХУ1 вв. М.: Государственное антирелигиозное издательство, 1939. 248 с.
76. Лопашев С. А. Очерк жизни Николая Кузанского / Николай Кузанский. Избранные философские сочинения. М.: Гос. соц-эконом. изд-во, 1937. С. 336—348.
77. Лосев А.Ф. Бытие. Имя. Космос. М.: «Мысль», 1993. 958 с.
78. Лосев А. Ф. Избранные труды по имяславию и корпусу сочинений Дионисия Ареопагита. С приложением перевода трактата «О Божественных именах». С.-Пб.: «Издательство Олега Абышко»; «Университетская книга-СПб.», 2009. 224 с.
79. Лосев А.Ф. Имя: Сочинения и переводы. СПб.: «Алетейя», 1997. С. 472-482
80. Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность. М.: «Мысль», 1994. 919 с.
81. Лосев А. Ф. Николай Кузанский и антично-средневековая диалектика / А.Ф. Лосев философ и писатель. М.: 2003. С. 326-345.
82. Лосев А.Ф. Хаос и структура. М.: «Мысль», 1997. 831 с.
83. Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М.: «Мысль», 1978. 623 с.
84. Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М.: «Мысль», 1993. 959 с.
85. Лосев А. Ф. Примечания к трактату «О неином» / Николай Кузанский. Избранные философские сочинения. М.: Гос. соц-эконом. изд-во, 1937. С. 358361.
86. Лосский В.Н. Боговидение. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. 759 с.
87. Лурье В.М. Византийская философия. Формативный период. СПб.: Axioma, 2006. ХХ+553 с.
88. Максим Исповедник. О различных трудностях Богослова Григория., глава 7. (Греческий текст и перевод) // Максим Исповедник. Полемика с ориге-низмом и моноэнергизмом. СПб. Изд-во. СПбГУ, 2007. 564 с.
89. Преподобный Максим Исповедник. О различных недоумениях у святых Григория и Дионисия (Амбигвы). М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2006. 464 с.
90. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика. М.: Книжный дом «Либроком», 2009. 296 с.
91. Марк Эфесский. Трактат «О сущности и энергии» / Лосев А. Ф. Имя: Сочинения и переводы. СПб.: «Алетейя», 1997. С. 472-482.
92. Матвиевская Г.И Развитие учения о числе в Европе до XVII века. Ташкент, 1971. 231 с.
93. Мета Ю.Б. Значение понятия «стяженное» Н.Кузанского и его интерпретация в учении Л.П.Карсавина. // Историко-философский ежегодник, 2000. М.: «Наука», 2002. С. 263-276.
94. Месяц C.B. Абсолют в античной философии. // Историко-философский ежегодник 2003. М.: «Наука», 2004. С. 5-24.
95. Мордухай-Болтовской Д.Д. Философия. Психология. Математика. М.: «Серебряные нити», 1989. 560 с.
96. Мороз В.В. Образ и статус философско-математического синтеза в истории философской мысли: автореф. дис. . канд. филос. наук. Москва, 2005. 23 с.
97. Нечипоренко A.B. Гносеология и онтология в философии Николая Кузан-ского //Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 5., Вып. 1., 2007. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2007. С. 112-117.
98. Нечипоренко A.B. Онтологическое доказательство бытия Божия у Ан-сельма, Кузанского и Декарта // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 6., Вып.1., 2008. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2008. С. 130-136.
99. Нечипоренко A.B. Особенности диалектики Николая Кузанского в трактате «Об ученом незнании» // Вестник НГУ. Серия: философия. Т. 6., Вып. 2.,2008. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2008. С. 156-162.
100. Нечипоренко A.B. Онтология, эпистемология и диалектика в философии Николая Кузанского // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса. Т. И. Новосибирск: Параллель, 2009. С. 45-46.
101. Ойлер В. Значение Николая Кузанского для богословского диалога с Восточной Церковью // XVIII ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского Университета. Октябрь 2007. Сб. материалов конференции. М., 2007.
102. Орем Николай. «О конфигурации качеств» // Историко-математические исследования. М., 1958. Вып. 11. С. 636-719.
103. Орлов Е.В. Кафолическое в теоретической философии Аристотеля. Новосибирск: «Наука», 1996. 220 с.
104. Орлов E.B. Аристотель о частных и универсальных доказательствах во «Второй аналитике» А. // Вестник НГУ. Серия: Философия и право. 2003. Т.1. Вып. 1. С. 144-152.
105. Петров М.К. Язык, знак, культура. М.: Эдиториал УРСС, 2004. 328 с.
106. Петров М.Т. Итальянский полицентризм и культура XIII-XVI вв. // Городская культура. Средневековье и начало Нового времени. Ленинград: «Наука», 1986. С. 52-74.
107. Платон. Собрание сочинений в четырех томах. Том.2. М.: «Мысль», 1993. 528 с.
108. Плотин. Избранные трактаты. Мн.: Харвест; М.: ACT, 2000. 320 с.
109. Польское К. О. Взаимное влияние философских и богословских парадигм в системе Иоанна Скота Эригены на примере трактата «О разделении природы». Дисс. канд. филос. наук, М., РГБ, 2006.
110. Попов И.В. Труды по патрологии. T. II. Личность и учение блаженного Августина. М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. 776 с.
111. Попов П. С., Стяжкин Н.И. Развитие логических идей от античности до эпохи Возрождения. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1974. 222 с.
112. Прокл. Первоосновы теологии. Гимны. М.: Издательская группа «Прогресс», VIA, 1993. 319 с.
113. Прокл Комментарий к «Пармениду» Платона. СПб.: «М1ръ», 2006. 896 с.
114. Прокл Диадох. Комментарий к первой книге «Начал» Евклида/ пер., статья, коммент. Ю.А.Шичалина. М., ГЛК, 1994. 224 с.
115. Прокл. Комментарии на «Начала» Евклида. Пер. Щетникова А.И. (на правах рукописи)
116. Родин A.B. Математика Евклида в свете философии Платона и Аристотеля. М.: «Наука», 2003. 211 с.
117. Саврей В.Я. Александрийская школа в истории философско-богословской мысли. -М.: «КомКнига», 2006. 1008 с.
118. Сергеев К. А. Бытие и мир в философии Николая Кузанского / Николай Кузанский. Об ученом незнании. СПб.: «Азбука», 2001. С. 5-94.
119. Смирнов Г. А. К определению целостного идеального объекта // Системные исследования. Ежегодник. 1977. М.: «Наука», 1977. С. 61-85
120. Смирнов Г. А. Об исходных понятиях формальной теории целостности // Системные исследования. Ежегодник. 1978. М.: «Наука», 1978. С. 53-69.
121. Смирнов Г.А. Основы формальной теории целостности (часть первая) // Системные исследования. Ежегодник. 1979. М.: «Наука», 1980. С. 91-127.
122. Смирнов A.B. Философия Николая Кузанского и Ибн Араби: два типа рационализации мистицизма // Бог человек - общество в традиционных культурах Востока. М.: «Наука», Издательская фирма «Восточная литература», 1993.С. 156-175.
123. Соколов В.В. Европейская философия XV-XVII веков. М.: Высшая школа, 1984. 448 с.
124. Соколов В.В. Николай Кузанский // История диалектики XIV-XVIII вв. М.: «Мысль», 1974. 35-77 с.
125. Сколов В.В. Средневековая философия. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 352 с.
126. Суини М. Лекции по средневековой философии. Выпуск 1. Средневековая христианская философия Запада. М.: ГЛК, 2001. 304 с.
127. Тажуризина З.А. Философия Николая Кузанского. М.: Изд-во МГУ, 1972. 148 с.
128. Теологумены арифметики. Перевод и комментарий: А.И.Щетников // ЕХОАН. Философское антиковедение и классическая традиция. 2009. Том 3. Вып. 1. Новосибирск, изд-во НГУ. С. 292-335.
129. Фихте И.Г. Основа общего наукоучения (1794 г.) // Фихте И.Г. Сочинения в двух томах. Т. I. СПб.: «Мифрил», 1993. 798 с.
130. Фихте И.Г. Наукоучение в его общих чертах (1810 г.)// Фихте И.Г. Сочинения в двух томах. Т. II. СПб.: «Мифрил», 1993. 619 с.
131. Фома Аквинский. Комментарий к «Сентенциям» Петра Лобардского. / Грабман М. Введение в «Сумму теологии» св. Фомы Аквинского. М.: Сигнум Веритатис, 2007. С. 230-274.
132. Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть I. Киев: «Эльга», «Ника-Центр», М.: «Элькор-МК», 2002. 560 с.
133. Фома Аквинский. Сумма против язычников. Книга первая. Долгопрудный, 2000. 464 с.
134. Франк C.JJ. Предмет знания. Душа человека. СПб.: «Наука», 1995. 655 с.
135. Франк С.Л. Непостижимое. М.: «Правда», 1990. 607 с. \Ъ9.Хайдеггер М. Феноменология и теология / пер. Зелинского В.К. // Heidegger M., Phänomenologie und Theologie, Frankfurt a. M., 1970, SS. 13-33. Электронный ресурс.
136. URL: http://www.heidegger.ru/documents/tom9/phenomenologia iPheologia.doc (дата обращения: 24.03.2010).
137. Цайер К. Прелиминарии к новому понятию знания у Кузанца и Декарта // Наследие Николая Кузанского и традиция европейского философствования / СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. (Verbum. Вып. 9). С. 108-124.
138. Шветцер X. «Visio intellectualis»: Кузанец и Шеллинг // Наследие Николая Кузанского и традиция европейского философствования / СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007.-260 с. (Verbum. Вып. 9). С. 125-139
139. Широков В. С. Идеи и методы анализа бесконечно малых в западноевропейской математике. Дисс. канд. физ-мат. наук. М.: 1978.
140. Шталь X. «Единое» Платона корень «неиного» Николая Кузанского? Статья Алексея Лосева о трактате „De Ii non aliud" // Вопросы философии. № 6., M.: 2008. С. 106-121.
141. Щедровицкий Г.П. Принцип «параллелизма формы и содержания мышления» и его значение для традиционных логических и психологических исследований // Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Шк. Культ. Политики, 1995. 800 с.
142. Щедровицкий Г. П. Философия. Наука. Методология. М.: Шк. Культ. Политики, 1997. 656 с.
143. Щетников А. И. Мысленный эксперимент и рациональная наука. М.: АО «Аспект Пресс», 1993. 239 с.
144. Щетников А. И. Вторая книга «Начал» Евклида: ее математическое содержание и структура // Историко-математические исследования. Вторая серия. Вып. 12 (47). М.: «Янус-К», 2007, с. 168-187.
145. Экхарт Майстер. Об отрешенности. М., СПб.: «Университетская книга», 2001.432 с.
146. Экхарт Мейстер. Духовные проповеди и рассуждения / Репринтное издание 1912. М.: «Политиздат», 1991. XLVII, 192 с.
147. Элен Петер. Введение в специфику философского мышления Франка. М. : «Логос», №4 (41), 2001.
148. Элен Петер. Николай Кузанский как учитель Семена Людвиговича Франка // Наследие Николая Кузанского и традиция европейского философствования / СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. (Verbum. Вып. 9). С. 204-221.
149. Юшкевич А. П. История математики в средние века. М.: Главная редакция физико-математической литературы, 1961. 448 с.
150. Bader F. Wissens- und Gottesargumente als Letzbegrundungargumente bei Piaton, Deskartes und Fichte. Habilitationsschrift. Gröbenzell, 1984.
151. Bernard Me Ginn. Meister Eckhard on God as Absolute Unity // Neoplaton-ism and Christian thought. International Society for Neoplatonic Studies. Norfolk, Virginia. 1982. (297 p.), P. 128-141.
152. Bernard Mc Ginn, ed.,: Meister Eckhart and the Beguine Mystics Hadewijch of Brabant, Mechthild of Magdeburg, and Marguerite Porete, New York: Continuum, 1994.
153. Bormann K. Einleitung. //Nikolaus von Kues. Philosophisch-theologisch Werke. Band 1. Felix Meiner Verlag, Hamburg 2002.
154. Counet J.-M., Mathématiques et dialectiques chez Nicolas de Cues, Vrin , Paris 2000, p
155. Colmer E. Heimeric van den Velge entre Ramon Llulli y Nicolas de Cusa // Gesammelte Aufsätze zur Kulturgeschichte Spaniens. 21. Band / Hrsg. Von J. Vincke. Münster (Westfalen), 1963. S. 223.
156. Cranz Edward F.: Saint Augustine and Nicholas of Cusa in the tradition of western christian thought // Cpeculum. A Journal of Medieval Academy of America, NY., 1953. P.297.
157. Dermot M. Panteismus from John Scottus Eriugena and Nicolas of Cusa // The American Catholic Quarterly. 1990. Vol. LXIV, № 1. P. 136, n.9.
158. Die Bestimmung der Mathematik bei Cusanus und Leibniz // Studia Leibnitia-na 29; 1997., no. 1, 63-80 s.
159. Ehlen P. Nikolaus von Kues und Simon Frank. // Cusanus-Rezeption in der Philosophie des 20.Jahrhunderts. S. 161-190. Hg. v. K.Reinhardt und H.Schwaetzer. Regensburg 2005.
160. Fichte J.G. An Friedrich Wilhelm Joseph Schelling, Oktober 1801 / Johann Gottlieb Fichte. Briefe. Leipzig. 1986.
161. Figal G. Piatons Destruktion der Ontotogie. Zum Sinn des "Parmenides" // Antike und Abendland Bd. XXXIX, 39 (1993), S. 29-47
162. Flasch K. Die Metaphysik des Einen bei Nikolaus von Kues, Leiden 1973.
163. Flasch K. Wissen oder Wissen des Nicht-Wissens Johannes Wenck gegen Nicolaus von Kues / Flasch K. Einfuhrung in die Philosophie des Mittelalters, Darmstadt 1987, S. 181-195.
164. Flasch K. Nikolaus von Kues: Die Idee der Koizidenz / Grundprobleme der grossen Philosophen, hg. v. Josef Speck, Goettingen 1990.
165. HaubstR. Streifzüge in die cusanische Theologie. Münster, 1991.
166. Haubst R. Die erkenntnistheoretische und mystische Bedeutung der 'Mauer der Koinzidenz' // Mitteilungen und Forschungsberichte der Cusanus-Gesellschaft, 18 (1989)
167. Hoffmann E. Nikolaus von Cues und seine Zeit II Die Mittel-Mosel (Rheinischer Verein fur Denkmalpflege und Heimatschutz) (1957), S. 53-70
168. Hopkins J. Nicholas of Cusa's dialectical mysticism. Text, translation, and interpretative study of De visione dei. Second edition. Minneapolis: The Arthur J-Banning Press 1988, 43
169. Kremer K.: Der Begriff der visio intellectualis in den cusanischen Schriften // MFCG 30 (2005) 201-231.
170. Longeway J. Nicholas of Cusa and man's knowledge of God // Philos. Res. Arch. 13 (1987/88), p. 289-313
171. Lucker M. A. Meister Eckhart und die Devotio moderna. Leiden, 1950.181 .Meuthen E. Die "Acta Cusana" // Jahrbuch der Heidelberger Akademie der Wissenschaften für 1994. Heidelberg, 1995, S. 33-34.
172. Miller C.L. Reading Cusanus. Metaphor and Dialectic in a Conjectural Universe, Washington 2003, p. 136 f.
173. Miller M. "Unwritten Teachings" inthe "Parmenides". Review ofMetaphys-ics, 48:3 (1995:Mar.) p.591
174. Moritz A. Explizite Komplikationen. Der radikale Holismus bei Nikolaus von Kues. Münster 2006
175. Nagel F. Nikolaus Cusanus und die Entstehung der exakten Wissenschaften. Münster 1984.
176. Neuhaus P. An den Grenzen des Wissens: Die Docta Ignorantia des Nikolaus von Kues. II Ungewußt. Die Zeitschrift für Angewandtes Nichtwissen. Heft 6, Frühjahr 1997.
177. Otte K. Rechtfertigung aus Glabuen als Religionsgrenzen übersteigende Kraft. Die Möglichkeit religiöser Toleranz durch das Evangelium von Jesus Christus // Mitteilungen und Forschungsberichte der Cusanus-Gesellschaft 16 (1984), S. 333342.
178. PätzoldDetlev. Einheit und Andersheit. Die Bedeutung kategorialer Neubildungen in der Philosophie des Nicolaus Cusanus, Köln 1981 (Pahl-Rugenstein-Hochschulschriften, Gesellschafts- und Naturwissenschaften; 66).
179. Pukelsheim, F. / Schwaetzer H. (Hgg.) II Das Mathematikverständnis des Nikolaus von Kues. Mathematische, naturwissenschaftliche und philosophischtheologische Dimensionen. Mitteilungen und Forschungsbeiträge der Cusanus-Gesellschaft 29. Trier 2005.
180. Reinhardt K. Parmenides und die Geschichte der griechischen Philosophie, Bonn 1916; Heraklits Lehre vom Feuer, Hermes 77, 1942, S. 1-27.
181. Reinhardt K. Raimundus Lullus und Nicolaus Cusanus: ihr Umgang mit der Bibel in der Predigt II Constantes y fragmentos del pensamiento luliano. Beiheft zur Iberoromania No. 12 / ed. F. Domínguez y Jaime de Salas. Tübingen, 1996. S. 133145.
182. Reinhardt K., Schwaetzer H. Nikolaus von Kues in der Geschichte des Plato-nismus II Regensburg: Philosophie Interdisziplinär, 19; Roderer 2007.
183. Reinhardt K., Schwaetzer H. Nikolaus von Kues. Vordenker moderner Naturwissenschaft? // Regensburg: Philosophie Interdisziplinär, Band 7; Roderer Verlag; 2003.
184. Reinhardt K., Schwaetzer H. Nikolaus von Kues in der Geschichte des Plato-nismus // Regensburg: Philosophie Interdisziplinär, 19; Roderer 2007.
185. Schwaetzer H. Änigmatische Naturwissenschaft. Nicolaus Cusanus und die frühneuzeitliche Naturwissenschaft. In: Nikolaus von Kues // Vordenker moderner Naturwissenschaft? hg. v. Klaus Reinhardt u. H. Schwaetzer. Regensburg 2003. S. 9-23.
186. Schwaetzer H. Homine mediante. Die Grundlegung einer christologischen Erkenntnistheorie in De aequalitate. // Mitteilungen und Forschungsbeiträge der Cusa-nus-Gesellschaft 27 (2001), Hgg. Klaus Kremer und Klaus Reinhardt, S. 129-175.
187. Senger H. G. Cusanus als Wegbereiter der neuzeitlichen Naturwissenschaft? // Mitteilungen und Forschungsberichte der Cusanus-Gesellschaft, 20 (1992), 147176;
188. Stadle M. Rekonstruktion einer Philosophie der Ungegenständlichkeit. Zur Struktur des cusanischen Denkens. München 1983.
189. Turner D. The Darkness of God: Negativity in Christian Mysticism, Cambridge: Cambridge University Press, 1995.
190. Volkmann-Schluck, K.-H. Nicolaus Cusanus: die Philosophie im Übergang vom Mittelalter zur Neuzeit. Frankfurt a. M. 1968
191. Wackerzapp H. Der Einfluß Meister Eckharts auf die ersten philosophischen Schriften des Nikolaus von Kues, hrsg. v. Josef Koch (Beiträge z. Gesch. d. Phil. u. Theol. d. Mittelalters, Bd. 39, H. 3), Münster 1963, XVII u.
192. Wilpert P. Das Problem der coincidentia oppositorum in der Philosophie des Nikolaus von Kues // Humanismus, Mystik und Kunst in der Welt des Mittelalters / Hrsg. von Josef Koch. 2. Aufl. Leiden, Köln: Brill, 1959. S. 39.
193. Winkler N. Nikolaus von Kues zur Einfuhrung. Hamburg: Junius, 2001.
194. Wyller E. Nicolaus Cusanus „De non aliud" und Piatons Dialog „Parmenides" / Henologische Perspektiven I/I-II: Piaton Johannes - Cusanus. Amsterdam: Rodo-pi, 1995, S. 489-509;
195. Wyller E. Zum Begriff „non aliud" bei Cusanus / Henologische Perspektiven I/I-II: Piaton-Johannes-Cusanus. Amsterdam: Rodopi 1995, S. 511-542.


Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/ontologiy...o#ixzz2ACCuKsXf
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
екатерина
сообщение Apr 28 2015, 13:17
Сообщение #2


Полтергейст
**

Группа: Members
Сообщений: 24
Регистрация: 23-April 15
Из: Россия
Пользователь №: 9,039



Чтобы не открывать новую тему, бросаю афишку сюда.
Творческая супружеская пара Николая Серобабы и Веры Серобабы-Климко приглашает посетить совместную выставку живопись и фарфор в Киевском Союзе художников.
открытие 29 мая.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 26th September 2020 - 04:56