IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Попытка рецензии на книгу Владимира Лефевра РЕФЛЕКСИЯ.
ГенШи
сообщение Nov 25 2014, 11:33
Сообщение #1


Люден
*******

Группа: Gamers
Сообщений: 1,132
Регистрация: 2-April 05
Из: планета Земля и её окрестности
Пользователь №: 6



Попытка рецензии на книгу Владимира Лефевра РЕФЛЕКСИЯ.
1
Лефевр – это специалист в области психологии и антропологии, эмигрировавший в США в 1974 году. Он существенно расширил понятие рефлексии, испокон веков понимаемое лишь как способность анализировать собственные мысли. «Ещё в 60-е годы он ввёл понятия рефлексивной системы и рефлексивного управления, существенно изменившие парадигму исследования сложных социально-культурных объектов. Лефевр показал, что теория, описывающая такие объекты, являясь их внутренней компонентой, способна разрушить собственную истинность. Поэтому изучение рефлексивных систем требует пересмотра традиционных отношений между исследователем и объектом исследования» - пояснил В. Лепский в аннотации к книге Лефевра (2003). (Рефлексивная система – это система зеркал, многократно отражающих друг друга).
Карл Поппер добавил: «Это – психология морали, понимаемой в новом смысле».
По мнению Лефевра рефлексия в общем смысле – это направленность человеческой души на самое себя. Пионером в развитии новейших понятий рефлексии был Джон Локк. Он утверждал, что рефлексия - это «особое оперирование субъекта с собственным сознанием, порождающее в результате идеи об этом сознании». Поскольку ни Локк, ни впоследствии Вундт не могли до ХХ века создать теоретическую модель человека, то в новое время в век торжества физики и астрономии толчок в развитии психологии смогли дать Вебер, Фехнер и Гельмгольц, «начавшие использовать физические модели и экспериментальные процедуры для объяснения человеческих реакций».
Затем появился американский бихевиоризм с главной фигурой Джоном Уотсоном. Сторонники этого направления стремились избегать упоминания о субъективных, ненаблюдаемых качествах. Бехтерев создал рефлексологию – науку не о об образах, а о реакциях. «Что не имело ничего общего с поняти-ем о рефлексии в смысле Локка, - заметил Лефевр. - Как и Уотсону, ему хотелось изгнать из психологии душу». То есть всякое внутреннее состояние человека он объяснял только внешними реакциями. Павлов связал рефлексы с деятельностью мозга, разделив их на условные и безусловные (врождённые). Он сурово ругал ассистентов, веривших в то, что собака имеет внутренний мир: способна любить и т.д.
Позитивизм затормозил развитие психологии, уделяя несоразмерное внимание языку, а не моделям.
В беседе с Н. Кузнецовой Лефевр так объяснил суть своего метода: «Главное – разорвать личные отношения с душой… нарисовать её какими-то меловыми штрихами на доске, говорить о внутренних потрохах человека, не дрожа от возбуждения и умиления, а рассматривая внутренний мир как материал, прямо на доске». Далее – в статье «От психофизики к моделированию души»: «Из значков и символов я конструирую структуру, репрезентирующую личность, имеющую образы самой себя и других, а так же образы, которые есть у образов; я создаю особую картинку личности: слово «картинка» - не метафора, это реальное изображение на листе бумаги. С другой стороны, моя картинка – это репрезентация булевой функции. Следовательно, в одной репрезентации я комбинирую как структурные, так и функциональные свойства. Каждая «личина» структуры имеет собственную логику. Работая в логике структур, мы можем на время забыть о функциях, преобразовать структуру и затем вернуться к логике функций».
Доктор психологических наук В. Лепский, составитель третьего издания книги Лефевра (2003), утверждает, что:
- теоретическая модель психики Лефевра сделала возможным увидеть глубинную природу психофизических законов и человеческих эмоций, а также открыть их неожиданную связь с размерами музыкальных интервалов и структурами элементарных мелодий
- рассмотреть совесть человека как особый психологический феномен (в книге «Алгебра совести»)
- построить мост над глубочайшей пропастью, разделяющий мир науки и мир субъективности и искусства
- значительно расширить зону приложения математики, показав, что она может с успехом применяться для представления человеческой рефлексии, внутренних переживаний и даже свободы воли
- представить крупномасштабные социальные явления, такие, как например, информационная война, в виде взаимодействия макросубъектов, способных многократно отражать друг друга и проводить рефлексивное управление (чем особенно прославились страны Запада в международных отношениях)
- дать возможность Джорджу Соросу, одному из крупнейших финансовых спекулянтов, вероятно, позаимствовать у Лефевра методологию воздействия на мировые финансовые рынки
- выдвинуть гипотезу о том, что рефлексивные системы неслучайны во Вселенной и неотделимы от известной попытки обоснования необходимости включения феномена человеческого сознания в картину мироздания.
2
Книга содержит 4 монографии, 2 статьи и дополнительные материалы (публицистика, дискуссии, интервью…). Всего разу не охватить…
В рефлексивное управление входит, например, маскировка военных объектов, создание ложных целей, дезинформационные провокации и т.д. Более сложным видом является формирование ошибочной доктрины противника посредством его «обучения». (Как пример – многократный однозначный ответ на уловку соперника с резким изменением стратегии в решающий момент). Сюда же примыкает умение создавать ложную картину на театре военных действий в сознании противника, провоцируя его удар на якобы неприкрытый фланг и т.д. Как и подбрасывание противнику якобы своего ложного восприятия общей ситуации методом специальных операций. Весьма важным способом является нейтрализация «дедукции» противника – например, в случае прорыва немцами французского фронта у Седана (1940), когда после прорыва линии фронта немцы имели возможность направить танковый удар в разные цели – а в какую именно, невозможно было определить.
Более сложным методом является управление противником, который сам ведёт рефлексивное управление. Что относится к высшему пилотажу контрразведок. Ну и, наконец, есть рефлексивное управление противником, который слишком понадеялся на безгрешность применения математической теории игр.

Автор, как видите, ограничился в основном примерами из военных игр. Хотя на наш взгляд многие примеры рефлексивного управления давно известны в настольных комбинационных играх, что является более универсальным примером для всех отраслей знания, где оно встречается. Например, в трёхсторонней шахматной игре ДИПЛОМАТ (в игротеке сайта www.fishka.spb.ru), являющейся, по сути, обоснованием принципов многосторонней дипломатии вообще, осуществляется не только рефлексивное управление сразу двумя независимыми друг от друга игроками, но и описывается концепция конкурентной морали. Которая не имеет ничего общего с благостной моралью религиозно-философского плана. Ещё дальше шагает рефлексивное управление в синхрошахматах с одновременным выполнением ходов. В этой игре цепочка рассуждений вроде «я думаю, как думаешь ты о том – что думаю я…» является основным правилом. В реальных жизненных ситуациях её исход не поддаётся математическому решению. И игроку, осознавшему, что он уже находится в указанной ситуации, остаётся лишь бросить монетку для случайного выбора одного из вариантов ответного хода.

Потихоньку мы переходим ко второй монографии – от «Конфликтующих структур» к «Космическому субъекту».

Веря, что мы не одиноки во Вселенной, Лефевр строит метафорическую картину мира, в которой разумные существа способны вмешиваться даже в космологическую эволюцию (!). Чтобы показать связь феномена человека с фундаментальными физическими законами. Но прежде, само сбой, исторический ракурс.

Он отталкивается от «потрясающей по своей поэтической силе космологической концепции Н.Ф. Фёдорова (1826 - 1903), который, будучи глубоко верующим христианином, соединил в своей схеме мира веру с неминуемым воскрешением мёртвых с технологическим прогрессом».
Воскрешение мёртвых возложено Богом на человека, а остальное – дело техники. Но именно в этом Фёдоров видит главное предназначение человека. Хотя и не очень понятно – почему. Есть задачи и покрупнее: познать тайну мироздания, тайну жизни – и пронести факел жизни по Вселенной. Хотя новейшие научные открытия и доказали, что вечности нет, наше время ограничено жизнью Солнца – да и сама Вселенная склонна превратиться в ничто. Хотя, конечно, в весьма отдалённом будущем. Ну и что? Тут важна сама философия: мы обречены вместе с мирозданием – так и не поняв его. Однако обидно…
А Лефевр соглашается с Фёдоровым: «В этом состоит высший смысл познания природы, и только это оправдывает неудержимое индустриальное развитие»… (Ой ли?). Попутно Лефевр обеспокоен тем, что воскресших некуда будет размещать – что потребует нашей срочной экспансии в другие миры, что само по себе является ещё более сложной задачей. Да, да – более сложной. Ибо трёхмерные голограммы с той или иной моделью личности уже существуют. А путешествие обезьяны в джинсах к звёздам всё еще трудно представить даже в самых буйных фантазиях. Проще послать туда автоматику будущего – да и то через океаны времени в миллиарды лет… То есть всё равно, что на тот свет. И безо всякой надежды на обратную связь… Но Фёдоров призывал приступить к решению указанной задачи немедленно! Сходные идеи были озвучены недавно Ф. Типлером (1994).

Весьма известный француз П. Тейяр де Шарден (1881 - 1955) предположил, что в начальном состоянии Вселенная состоит из особых частиц, каждая из которых обладает как материальным так и духовным аспектами. Как бы возвращая нас в ту эпоху, когда религия и наука составляли одно целое. Что вполне простительно было для теолога и антрополога в одном флаконе. Тем не менее, его книга о феномене человека до сих пор весьма популярна. Эволюция у него в конечном итоге начинает управляться человеческим сознанием и завершается в точке «Омега», в которой Вселенная превращается в единое гуманное и разумное существо. Вполне красивая сказка для дикарей, погрязших в бесконечном самоуничтожении. Эти придурки всем своим существованием постоянно опровергают де Шардена. А Фрумкин-Рыбаков, блистательный поэт современного Петербурга, спасает его идею в книге «Дайте жизни оболочку»:

"...на грани двух миров и сред
Квант духа переходит в свет..."
Юлиан Фрумкин-Рыбаков, 1986 г.


Прекрасные поэтические метафоры Фёдорова и де Шардена оказались неспособными быть соотнесены, как выразился Лефевр, формально-математическими представлениями о Вселенной. На что, безусловно, претендует сам Лефевр. Его книга переполнена мухобойными формулами. Но не только. В ней масса весьма смелых предположений. Включая возврат к фантастике де Шардена с точки зрения новой науки.

3
Создавая модель разумного существа в масштабах Вселенной, Лефевр для начала даёт ещё одну формулировку сильного антропного принципа.
Мы можем допустить лишь такие начальные условия возникновения Вселенной, при которых с неизбежностью должен появиться наблюдатель, подобный нам самим. Тем более, что сегодня единственные известные нам космические субъекты – это мы сами.

А существуют ли, вопрошает автор, отличные от нас космические субъекты? Полную квалификацию возможных таких субъектов дал Н. Карташев:
1. Такие, как мы
2. Овладевшие энергией своего Солнца
3. Их дом – целая галактика
Что позволило Кардашеву оценить объёмы информации, доступные для передачи каждой цивилизацией. Расчёты по формуле Ф.Дрейка показали, что одновременно с нами в нашей галактике должны существовать несколько сот тысяч цивилизаций, способных оповестить другие цивилизации о своём присутствии. Но радиоэфир молчит.

Цивилизации второго типа могли бы проявить себя даже астроинженерной деятельностью в больших масштабах – но и таких объектов, подобных сфере Ф. Дайсона, никто так и не обнаружил. Хотя и были открыты объекты с весьма мощными пульсирующими излучениями (пульсары и квазары), похожими поначалу на сигналы искусственного происхождения. Последовательно Циолковсский, Харт (1975) и Шкловский (1976) пытались обосновать возможность неудержимой космической экспансии цивилизаций. Но никакой «волны разума» в нашей Галактике не было обнаружено, что лишний раз доказывает: во всяком случае во Млечном пути мы одиноки. Или слишком архаично представляем себе иной разум весьма похожим на нас самих. Но не всегда.

Ещё Циолковский, отец русской космонавтики, мечтал об «эфирных существах», способных получать энергию от Солнца наподобие растений. И совсем уж более смелыми были фантазии у Фреда Хойла и Станислава Лема, допускавших существование плазменных организмов, структури-
рованных магнитным полем. Что и вдохновило Лефевра рассуждать о разумных магнитно-плазенных системах (МПС), тела которых могут иметь космические размеры (до 150 000 км). Какими могут быть отличительные признаки гипотетических магнитно-плазменных субъектов? Лефевр заявил, что где-то в 1993 году он уже высказывал гипотезу, суть которой состоит в том, что «субъекты, наделённые совестью, могут отражать свои переживания с помощью систем математических пропорций, совпадающих с системой натуральных музыкальных интервалов…» Так как «в соответствии с формальной моделью рефлексии наборы натуральных музыкальных интервалов оказывались связанными не только с акустическими свойствами звуков, но и с глубокими алгебраическими структурами, лежащими в основе феномена совести». (?!) То есть, анализируя радиоволны, оптические спектры и другие источники информации из космоса, мы сможем предположить их искусственное происхождение. Но эта весьма экстравагантная гипотеза никого не заинтересовала.

На этом смелые вторжения Лефевра в бездны космоса не закончились. Объект SS433 вероятно состоит из звезды-гиганта и рядом расположенной чёрной дыры, которая вытягивает из гиганта вещество, образуя вокруг себя аккреационный диск с выбросом двух тонких струй весьма жёстких излучений из своих полюсов. (Попасть в которые для нас было бы ускоренным вариантом Апокалипсиса). Но этот объект весьма далёк и направление грозного луча по отношению к нам составляет 79 градусов. Лефевр предположил, что «объект SS433 представляет собой гигантский космический монумент, исполняющий посредством спектральных линий гимн создавших его существ». Неплохая раскованность, не так ли? И вот уже почти открытие: конфигурация спектральных линий объекта образовала мелодию в тональности до-мажор. Не зря же Кардашев (1977) высказал мысль, что «активность радиогалактик и квазаров может быть связана с жизнедеятельностью существ, которые по своей физической природе ближе к магнитосферам звёзд и планет, чем к живым организмам, населяющим Землю». Но ведь мы видим указанные объекты такими, какими они были миллиарды лет назад, уточняет Лефевр. На расстояниях, соответствующих более поздним эпохам эволюции Вселенной их нет. Как и предполагаемой деятельности разумных плазмоидов.
Чтобы во всём этом разобраться, Лефевр сначала решил построить теоретическую модель космического субъекта. Который в перспективе смог бы соответствовать цивилизации третьего типа, оперирующей энергиями в галактическом масштабе. Само собой, такой субъект будет весьма далёк от биологических существ в нашем понимании. Но так или иначе мы будем двигаться от себя, так как у нас просто нет других отправных точек. Ну и что главное в человеке?
Мы способны оперировать с категориями «добро» и «зло» и при некоторых обстоятельствах обладаем свободой выбора. И потом выяснилось, что готовая модель ещё к тому же описывает кристально ясный динамический процесс. «Итак, мы закладываем в модель космического субъекта наши интуитивные представления о человеческой морали». М-да… Но ведь я показал с математической логикой, что благостная мораль – это фикция при количестве игроков более двух. (А сплошь и рядом – и при двух игроках… и даже при одном самоубийце!). Что же вы, г-н Лефевр, засыпали нас водопадом формул, а в основу своих теорий кладёте интуитивные представления демагогов?

Я вообще-то ожидал более масштабного описания главных человеческих качеств, начиная хотя бы с уровня интеллекта. А вот с моралью полный прокол. Уж если говорить не о напыщенном трёпе моралистов любых специальностей, а о чём-то более объективном, то новость у нас плохая. В комбинационных играх при числе игроков более двух благостная мораль напрочь исчезает. Как и в реалити-шоу – в реальной жизни. Если вы не Робинзон. Вся наша действительность – это сложнейший узор многосторонних стратегий. Так что оперировать категориями морали мы пытаемся всего лишь на уровне закона джунглей. Неважнецкое, скажем, получилось обоснование для модели чуть ли не Высшего Разума.

И вот уже совсем уж смелое заявление Лефевра: «Мы можем попытаться извлечь информацию о ментальной сфере человека посредством математического анализа функции, описывающей поведение человека». Далее следует каскад формул. И заявление: «Возможно установление прямой связи между законами сознания и теми законами, которым подчиняется физический универсум». (Импретация антропного принципа).

Далее он говорит: «Если допустить, что мы являемся инструментом Вселенной, то наше предназначение – это борьба с тепловой смертью.
В нас заложен принцип, заставляющий нас стремиться стать вечным двигателем, то есть существовать вечно (?). А наше существование и есть символ отсутствия тепловой смерти. Однако можно ли представить какой-либо теоретический аргумент в пользу того, что наше существование это не просто локальный феномен, не игра случая в многообразном мире, а манифестация глобальных законов, лежащих в основе Вселенной? Такой аргумент существует». Далее Лефевр доказывает, что информация о природе человека заложена в фундамент Вселенной, так как математическое описание субъекта совпадает с формулировкой второго начала термодинамики. (Ещё во второй половине 19 века Р. Клаузевиц показал, что эволюция Вселенной завершится тепловой смертью). Мысль Курта Геделя состояла в том, что идея вечного существования индивидуума – хотя бы в виде монотонно повторяющейся одной и той же судьбы – не противоречит общей теории относительности Эйнштейна. Но всех превзошёл Ф. Дайсон, посвятивший специальное исследование возможности бессмертия в контексте тепловой смерти Вселенной. Он постарался показать, что и в умирающей Вселенной будет ниша, в которой смогут обитать разумные системы.
Хаббл доказал в 1929 году справедливость стационарной модели Фридмана. В основе нынешних сценариев эволюции Вселенной лежит стандартная релятивистская модель инфляционного расширения. Да вот беда. В системах с отсутствием гравитации начальные сгущения материи будут размываться и, в конце концов, все частицы материи равномерно распределятся в пространстве (Penrose - 1989). Такому распределению будет соответствовать максимум энтропии. При наличии гравитации (а это тот мир, в котором мы находимся) материя в конце концов сожмётся в одну большую чёрную дыру. И этому тоже будет соответствовать максимум энтропии. То есть по мере роста энтропии вещество во Вселенной будет распределяться всё более неравномерно. Но эволюция в такой Вселенной уже не может описываться классическими релятивистскими моделями, в основе которых по допущению отцов новой астрофизики лежит предположение о равномерном распределении вещества в пространстве!

Далее Лефевр озвучивает свой фантастический сценарий борьбы носителей сознания за выживание в такой самоубийственной Вселенной.
Он допускает, что уровень ранее описанных им возможных магнитно-плазменных субъектов таков, что они понимают неизбежность скорой катастрофы (в космической шкале времени). И поэтому каждый из них в своей галактике догадается даже при отсутствии межгалактической связи с другими аналогичными МПС о том, что все они это понимают. И поэтому будут заинтересованы организовать выброс материи за пределы галактик для уменьшения их плотности. Такой приём он назвал Коррекцией.

Заканчивает свою фантастику Лефевр уже нефантастическими выводами. Занявшись выяснением проблемы одновременности действий МПС для получения нужного эффекта по изменению распределения вещества во Вселенной, он пытается доказать, что это будет возможно.
Каждый субъект, достигший мощи для возможного участия в Коррекции, может рассчитать оптимальную стратегию совместных действий. И придёт к выводу, что для достижения нужного эффекта потребуется всего лишь 1% всех МПС. Для которых потребуется принципиальное изменение характера эволюции, колоссальных усилий и жертв – вплоть до героической гибели своей галактики во имя счастья других и сохранения разума. Получив такие данные, рационально мыслящая МПС, скорее всего, примет решение не принимать участия в Коррекции – видимо довольствуясь тем, что ей в таком случае наверняка останется для жизни большой отрезок времени. Хотя потом вся Вселенная и погибнет. Но Лефевр полагает, что приступить к Коррекции смогут только такие космические субъекты, которые будут способны совершить свой выбор в соответствии с определённым моральным принципом.
Иммануил Кант сформулировал такой принцип: «Существует только один категорический императив, а именно: поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты в то же время сможешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Вероятно, каждая МПС способна понять такой принцип. И тогда, скорее всего, она признает самым справедливым решением честное бросание жребия для самой себя. Исходя из 1% достаточности позитивного результата для Коррекции, альтернатива «участвовать» появится с вероятностью 1: 100, а «не участвовать» – с вероятностью 99 : 100. В результате неукоснительного следования такой стратегии субъекты окажутся способными произвести Коррекцию. Автор заключает: «Мы видим, что вся совокупность космических субъектов порождает не только моральный, но и физический закон, поскольку по всему пространству Вселенной идёт унифицированный процесс перераспределения плотности вещества».

Так и случилось, что я убил мораль в многосторонних играх, а Лефевр её воскресил. С тою лишь разницей, что я рассуждал о реальных объектах в реальных ситуациях (здесь и сейчас), а Лефевр – в компании фантастов. И в масштабах виртуальной Вселенной. Просто для того, чтобы показать свой уровень умения оперировать тем, чего нет. Но которое может быть. Это, разумеется, и есть высший пилотаж для фокусника, достающего из шляпы зайца. За такой уровень даже учёные степени дают.
Ради объективности следует упомянуть, что в одной из последующих работ «Элементы логики рефлексивных игр» Лефевр легко опровергает сам себя. Он пишет: «Рассуждения и взаимоотношения в конфликте принципиально иные, чем в научном споре. Побеждает наиболее изощрённый лжец». Да и в дальнейшем тексте о рефлексивном управлении Лефевр более похож на сержанта, который подбадривает своих коммандос в духе голливудского триллера без малейшего их осуждения. Такова РЕАЛЬНОСТЬ. Именно в таком мире мы обитаем, а всё остальное – это фиговые листочки поверх истины.

Валерий Трубицын



.


User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
katana20
сообщение Jan 14 2017, 15:04
Сообщение #2


Маг
*****

Группа: Студент
Сообщений: 583
Регистрация: 14-May 05
Пользователь №: 32



как интересно ) только сегодня обнаружила эту запись.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 14th December 2017 - 19:56