IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Истоки гуманистической альтернативы
ГенШи
сообщение Aug 25 2007, 12:50
Сообщение #1


Люден
*******

Группа: Gamers
Сообщений: 1,180
Регистрация: 2-April 05
Из: планета Земля и её окрестности
Пользователь №: 6



Гуманистические стратегии преодоления кризиса (Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания) ------------------------------
Истоки гуманистической альтернативы
Истоки альтернативности личностного подхода к воспитанию заложены в гуманистической психологии, основателями которой являются А.Маслоу, Ш. Бюллер, К. Роджерс.

Абрахам Маслоу (1908-1970 гг., США) разработал стратегию целостного анализа высших сущностных проявлений человека - любви, творчества, высших ценностей и т.д. В основе личности, считал А. Маслоу, заложена мотивационная сфера, т.е. то, что движет человеком, то, что делает его личностью. Эту сферу образует ряд взаимоподчиненных потребностей: физиологические потребности в безопасности, любви, уважении. Но высшее место занимает потребность в самоактуализации: человек стремится максимально реализовать весь свой потенциал способностей, чтобы "быть тем, кем он может стать". Стремление к самоактуализации, по своей сути, есть стремление к самоутверждению за счет проявления, специфического включения целого набора личностных функций: рефлексии, коллизийности, мотивации, опосредования, смыслотворчества, создания собственной картины мира и т.д.

Самоактуализация как способность может существовать у большинства людей, но лишь у небольшого меньшинства она является в какой-то степени свершившейся. Такие люди - самоактуализирующиеся личности, - являясь примером нормального развития, максимально полно воплощают человеческую сущность.

С позиций саморазвития, как главной движущей силы развития личности, по мнению Шарлотты Бюлер (1893-1974 гг., Австрия, США) является потребность личности в самоосуществлении. Разработанный ею "коэффициент развития" (вместо "коэффициента интеллекта") привнес гуманистическую направленность в исследования возрастных особенностей личности. Человеческая жизнь, по Бюлер, характеризуется четырьмя сосуществующими базисными тенденциями: удовлетворением потребностей, адаптивным самоограничением, творческой экспансией и установлением внутренней гармонии. Каждая из них может преобладать в различные периоды жизни личности, самоосуществление которой возможно в рамках любой из этих тенденций.

Ценностные ориентации концепции самоосуществления личности Ш.Бюлер сконцентрированы вокруг идеи уникальности жизненного пути, активности и самообусловленности субъекта, направленности на реализацию цели, смыслов и ценностей. Вместе с тем, интеграция этой активности осуществляется личностью, по мнению Бюлер, без участия сознания. Личность рассматривается как изначально данное духовное образование, неизменяющееся по своей сути на протяжении всей жизни.
Развитие и практическое применение идей гуманистической психологии в практической психотерапии Карла Роджерса (1902-1987 гг., США ) определило возможность использования их и в педагогике. Помимо обозначенных А.Маслоу и Ш.Бюлер личностных структур, К. Роджерс определяет как фундаментальный компонент личности Я-концепцию, формирующуюся в процессе взаимодействия субъекта с окружающей социальной средой и являющуюся интегральным механизмом саморегуляции его поведения. Важнейшая характеристика зрелой, "полноценно функционирующей личности" - ее открытость для опыта, соответствие которого Я-концепции обеспечивает гибкостью, непрерывным изменением, совершенствованием человеческого Я .

Введение Роджерсом в научный лексикон понятий "доверие", "невербальная коммуникация", "направляющая помощь", "помогающее поведение", "внутренний локус оценки" и др. изменяет взгляды на воспитание, придавая ему характер педагогики отношений и определяя его как оппозицию, альтернативу педагогике формирования личности.
Человек, по К.Роджерсу, является субъектом своей жизни, он свободен в своих выборах, принятии решений, стремится к проявлению самостоятельности и ответственности, саморазвитию и личностному росту.
Все эти свойства характеризуют здорового, нормального человека, они всегда существуют в нем как потенциальные возможности. Чтобы этот человеческий потенциал раскрылся и реализовался, необходимы благоприятные условия жизни и обучение, ориентированное на личность и ее жизненные проблемы.

В связи с этим К.Роджерс выделяет два типа обучения: информационное, обеспечивающее простое знание фактов, и значимое учение, дающее обучающимся действенные знания, необходимые им для самоизменения и саморазвития.
Признавая важность всех линий развития человека - психического, социального, профессионального и т.д., К.Роджерс считает приоритетным направлением собственно личностное развитие, становление "полноценно функционирующей личности" и, в первую очередь - развитие адекватной и гибкой, здоровой Я-концепции: "помочь людям быть личностями - это значительно более важно, чем помочь им стать математиками или знатоками французского языка".
Обучение, помогающее человеку быть личностью, это и есть личностно ориентированное обучение, или, по Роджерсу, значимое учение.

Что же значимо для саморазвития человека? Ответ на этот вопрос содержится в теории личности К. Роджерса. Ее базовые координаты включают такие понятия, как поле опыта индивида, самость, идеальная самость, конгруентность и неконгруентность, тенденция к самоактуализации, личностный рост и препятствия росту, социальные отношения.
К. Роджерс полагает, что личность полнее всего проявляется и определяет себя в опыте, который включает события, восприятия, ощущения, воздействия и т.д., то есть все, что происходит с человеком в данный момент и доступно осознанию. Поле опыта каждой личности уникально. Содержание индивидуального опыта определяется тем, какие его элементы становятся предметом осознавания, то есть на какие жизненные проблемы направлено внимание индивида, какие жизненные проблемы его занимают или беспокоят. Поэтому педагог, осуществляющий значимое обучение, должен понять эти проблемы, а также увидеть в поле личного опыта ученика те проблемы, которые важны для его развития, но еще им не осознаны как личностно значимые. В этом случае нужно организовать его "встречу с проблемой".

В поле опыта находится самость, то есть представление человека о себе, возникшее на основе прошлого и настоящего опыта и ожиданий будущего. К. Роджерс выделяет реальную и идеальную самость - "представление себя, каким индивидуум более всего хотел бы располагать, которому он придает наибольшую ценность для себя". Если человек не принимает себя таким, какой он есть, а ориентируется в оценке своего поведения, принятии решений лишь на идеальный образ себя, это приводит к постоянному дискомфорту, неудовлетворенности собой, невротическим состояниям, торможению личностного развития.
Задача педагога, осуществляющего личностно ориентированное образование, состоит в том, чтобы помочь человеку принять и полюбить себя таким, какой он есть, раскрыть себя как привлекательный образ. Для этого необходимо помогать развитию у личности конгруентности, то есть способности быть самим собой во взаимоотношениях с людьми. Это значит не играть какую-либо роль, не притворяться, говорить то, что на самом деле думает или чувствует человек. К. Роджерс использует термин конгруентность для того, чтобы отметить точное соответствие ощущений человека и осознания этих ощущений им, иными словами, соответствие опыта сознанию. Тем самым обращается внимание на целостность личности как необходимое условие ее психического здоровья. Неконгруентность имеет место, когда есть различия между сознаванием, опытом и сообщением об опыте. Например, люди говорят, что прекрасно проводят время, между тем они скучают, чувствуют себя одинокими, или им нездоровится. В данном случае человек или не понимает, что с ним происходит, или не хочет об этом сказать, или сознательно проявляет неискренность. Все это требует исправления, так как разрушается целостность личности, вступающей в противоречия с реальностью своего бытия.

Педагог поможет ученику самостоятельно разрешить это противоречие, если будет опираться на тенденцию к самоактуализации, которая является основным мотивом, побуждающим человека двигаться к большей конгруентности и к более реалистичному функционированию.

Таким образом, К. Роджерс исходит из того, что источник и движущие силы развития и личностного роста находятся в самом человеке. Поэтому главная задача обучения состоит в том, чтобы помочь ему понять себя, разобраться в своих проблемах и мобилизовать свои внутренние силы и возможности для их решения и саморазвития.

Основываясь на собственном терапевтическом опыте, К. Роджерс выделил пять условий личностно-ориентированного (значимого) учения.
  • Первое касается наполненности содержания общения жизненными проблемами учащихся, создания ситуации учения, в которой бы учащимся в определенной степени разрешалось взаимодействовать с важными для них проблемами и вопросами, которые они хотели бы разрешить.
  • Второе условие обозначается как "реальность личности учителя", который должен быть конгруентным, то есть вести себя адекватно переживаемым чувствам и состояниям, проявлять свои человеческие качества во взаимодействии с учениками.
  • Третьим условием является принятие учителем учащегося таким, какой он есть, и понимание его чувств. К. Роджерс подчеркивает необходимость теплого принятия, безусловного позитивного отношения учителя к ученику.
  • Четвертое условие касается позиции учителя в отношении к источникам и способам получения знаний. Учитель должен стремиться к тому, чтобы учащиеся узнали о его знаниях и опыте и о том, что им разрешено обращаться к этим знаниям, но он не должен навязывать их учащимся. Обучение не должно быть директивным, ученик должен чувствовать себя свободно в мире источников знаний и информации и всегда иметь возможность вступить в диалог с учителем, выбрать альтернативное решение проблемы.
  • Наконец, пятое условие значимого учения состоит в необходимости учителя опираться на самоактуализирующуюся тенденцию своих учащихся. "Его обучение должно строиться на том, что ученики взаимодействуют с жизненными проблемами, которые хотели бы решить, что они стремятся к росту, не всегда способны найти выход из сложной ситуации, полагаются на учителя и имеют непреодолимое желание творить. Роль учителя заключается в том, чтобы организовать такие личностные взаимоотношения с учащимися и такой психологический климат, которые способствовали бы свободному проявлению названных тенденций"
Результаты человекоцентрированного образования не могут быть, по Роджерсу, оценены школьными оценками, так как его критериями является не количество и даже не качество усвоенных знаний, а те изменения, которые происходят в личности, в ее развитии и росте. К ним относятся изменения следующего рода:
  • человек начинает воспринимать себя по-иному;
  • он более полно принимает себя и свои чувства;
  • становится более уверен в себе и автономен;
  • ставит перед собой реальные цели, ведет себя более зрело;
  • он становится более похожим на человека, которым хотел бы быть;
  • начинает принимать и понимать других людей и т.д.
Сравнение результатов учащихся обыкновенных классов и классов, где были реализованы выделенные К. Роджерсом условия значимого учения, существенных различий в усвоении учебной программы не выявило. Однако оно показало, что ученики, по отношению к которым осуществлялся человекоцентрированный подход, обладают более высокой личностной адаптацией, выражают большее стремление к освоению знаний сверх учебной программы, более творчески развиты, более ответственны.
Представление личности, как высшей ценности жизни, соответствующее этому приоритету рассмотрение самоценностей сознания, его самореализации как осуществления человеком своего предназначения, составляют основу как теоретических, так и прикладных построений западной психолого-педагогической науки ХХ века. Несмотря на то, что данные представления органично вытекали из культурно-исторического контекста традиции европейской цивилизации, они составили главную альтернативу традиционным же (в первую очередь - европейским) подходам к воспитанию. Ценность "очеловечивания" нарастающих тенденций технократизации общества обнаруживается в невозможности для гуманистического образования следовать в русле унифицированных подходов. Вместе с тем, именно европейская (главным образом - немецкая) философия ХIХ века создает научную базу для поворота образования в культуросообразное европейской традиции гуманистическое русло. В этом феномене обнаруживаются все признаки развития, т.е. перехода в новое качество, которое первоначально обеспечивается прорывами философской мысли, обретает конкретику в психологических исследованиях и воплощается в педагогических подходах.

Гуманистическая парадигма альтернативно противостоит парадигме преобразующей (формирующей) на всех этапах своего развития. Обращение к личностно-смысловой основе человека, к внутренним источникам деятельности сознания, к его определяющему бытие значению на этапе философского обоснования выступает как оппозиция идеалистической традиции (от Фихте и Шопенгауэра до Дильтея и Гуссерля) традиции материалистической (от Фейербаха и Маркса до Дюринга и Геккеля). Идеализм изначально гуманистичен, поскольку определяет приоритет создаваемых и воплощаемых человеком-личностью идеалов (смыслов) над бытием. Идеализм постоянно "работает" с собственно человеческими проблемами - сознания, существования, смысла, цели жизни, ценностей, которые материализм отклоняет как мнимые, ориентируясь на уважение к естественным наукам, технике, человеческому рассудку.

Исследование собственно человеческого в человеке, развертывание субъектности в социальную среду и т.д., определяет альтернативность гуманистической психологии психологии материалистической, ориентированной на опосредованность психического и духовного тем, что психическим и духовным не является - внешней средой, телесным субстратом и т.д. В советской психологической науке данная оппозиционность была снята искусственно, посредством изгнания в эмиграцию или физического уничтожения приверженцев ее гуманистической, т.е. человекосущностной составляющей. Если в зарубежной психологии альтернативность субъектного подхода в первой трети ХХ века плавно перерастала от эмпирической психологии личности к построению психологических теорий личности среднего уровня, то российский вариант развития имел свою особенность.

Гуманистическая педагогика Запада, представленная альтернативными авторскими системами Р.Штайнера (1861-1925 гг., Германия), М. Монтессори (1870-1952 гг., Италия, Нидерланды), С. Френе (1896-1966 гг., Франция) и др. выводит на первое место человека, его ценности, его личную свободу, умение прогнозировать и контролировать свою собственную жизнь. В центре внимания гуманистической педагогики стоит уникальная целостная личность, которая стремится к максимальной реализации своих возможностей (самоактуализации), открытой для восприятия нового опыта, способна на осознанный и ответственный выбор в разнообразных жизненных ситуациях.

Достижение личностью такого качества провозглашается гуманистичекой педагогикой целью воспитания в отличие от формализованной передачи воспитаннику знаний и социальных норм в традиционной педагогике. Это направление отходит от широко распространенных на Западе идей бихевиоризма, в основе которого - положение о широкой возможности управления и изменения человеческого поведения в соответствии с заданными извне целями. Бихевиоризм безразличен к гуманистическим идеалам в процессе воспитания. Школа рассматривается как конвейер для производства индивидов, приспособленных к существованию в определенных социальных условиях. Бихевиоризм снимал вопросы о руководстве нравственным становлением личности, о сущности ее внутренних убеждений, ценностных ориентаций. Парадоксально, что подвергавшийся критике в советской психолого-педагогической науке бихевиоризм по основным своим параметрам стал неявной основой коммунистического воспитания, за исключением той части, которая имела отношение к убеждениям и нравственным ориентациям. Советская педагогика уходила в другую, столь же антигуманную крайность: определяла возможность и необходимость внешнего воздействия в формировании убеждений и ценностных ориентаций.
В начале XX века в российской педагогике оформился идеал гуманной демократической школы, ориентированной на личность. Образ такой школы нарисован И.И. Горбуновым-Посадовым. "В нашей школе, - писал он, - не будет места никакому насилию. Никакому принуждению над детской душой, во имя чего бы они ни производились. Там в основу всего будет положена любовь и такое глубокое уважение к личности ребенка, как и к личности каждого взрослого человека. Там учителя будут не насильниками, а старшими товарищами учащихся, не педагогическими поварами, начиняющими ученические мозги фаршем учебников, но сотрудниками их в деле искания истины и знаний, с любовью помогающими им своим опытом и познаниями. Такие учителя будут видеть в каждом ребенке отдельную личность, живую человеческую душу со всем скрытым в ней бесконечным духовным миром, а не Сидорова, Петрова, Иванова классного списка, безличную часть школьного стада. Они будут выше всего ценить проявление духа ребенка, самостоятельную работу его ума.

Они будут посвящать больше всего времени и заботы изучению запросов, сил, способностей своих учеников, чтобы знать, что они, учителя, должны делать и чего не делать. Но главным делом будет для них то, чтобы установить духовное единение, взаимное доверие, искреннее равенство между ними и их учениками-товарищами, без чего не может быть никакой истинной взаимопомощи в работе воспитания и образования".

Такие очаги гуманистической педагогической культуры в российском образовании были всегда, даже в период его тотальной идеологизации и унификации. Сошлемся на некоторые культурно-исторические аналоги гуманной школы, создателями которых стали известные отечественные педагоги. Образ "идеальной школы" нарисован К.Н. Вентцелем в виде "Дома свободного ребенка", В.А. Сухомлинским - в виде "Школы радости", Ш.А. Амонашвили - в виде "Школы жизни".
"Дом свободного ребенка" - это идеальная школа будущего, о которой К.Н. Вентцель писал в начале XX века, подчеркивая, что это не обычное учебное заведение, а общеобразовательно-воспитательное учреждение, где на первый план выдвинуто не учение, а воспитание человека как цельной личности.

"Цели этого учреждения близки и понятны ребенку, так как полностью совпадают с его потребностями и прежде всего - потребностями в свободном развитии и деятельностном взаимодействии с другими людьми: ребенок приходит в эту школу, чтобы жить здесь полной жизнью... для свободного труда, для свободной игры, для свободного общения со своими товарищами и с теми взрослыми, которые могут с ним поделиться своими знаниями и вообще теми духовными сокровищами, которыми они располагают, для свободного искания истины путем самостоятельного занятия наукой, для свободного воплощения красоты самостоятельной работы в области художественного творчества и для свободной работы над самим собою и над той маленькой общиной, в состав которой он вступил, чтобы и он, и эта община становилась все выше в нравственном отношении, лучше и совершеннее" .

Итак, идеальная гуманная школа, по Вентцелю, - это педагогическая община, а дети - маленькие творцы собственной жизни в ней. Поэтому хорошая гуманная школа и не может быть местом, где дети только учатся. Она должна охватывать по возможности все стороны жизни человека: "быть также мастерской, местом производительного физического труда и местом полного удовлетворения всех общественных, эстетических, нравственных и других запросов ребенка"
К.Н. Вентцель настаивает на принципах цельности, единства и гармонии жизни ребенка в школе, солидарности и единства действий ее руководителей и педагогов. Ребенок в этой школе является истинным субъектом всех образовательно-воспитательных процессов; "весь процесс обучения должен быть поставлен таким образом, чтобы он имел характер достижения ребенком самим себе поставленных целей"

Отношение к ребенку как субъекту проявляется в высшей форме в том, что педагог видит в нем продолжателя "духовной работы, совершаемой человечеством... Поэтому, подобно тому, как человечество... искало, творило, создавало, открывало, дайте возможность и детям искать, творить, создавать, открывать". Такой творческой средой развития свободного человека К.Н. Вентцель считал хорошую гуманную школу.

Российскую культурно-педагогическую традицию, суть которой состоит в приоритете воспитания перед обучением, блестяще воплотил в 50-60-х годах в своей педагогической практике В.А. Сухомлинский, философско-педагогические воззрения которого заметно отличались от общепринятых в то время, не совпадали с официальной доктриной формирования личности. Воспитание В.А. Сухомлинский понимал как творение счастья каждого воспитанника. "Воспитание заключается в том, - утверждал выдающийся педагог, - чтобы умело, умно, мудро, тонко, сердечно прикоснуться к каждой из тысячей граней, найти ту, которая, если ее как алмаз шлифовать, засияет неповторимым сиянием человеческого таланта, а это сияние принесет человеку личное счастье. Открыть в каждом человеке его, только его неповторимую грань - в этом искусство воспитания".
Вся образовательная система руководимой В.А. Сухомлинским Павлышской школы была ориентирована на идеи гуманизма, человечности, доброго отношения к детям, создания условий для индивидуально-творческого развития каждой личности, предполагала вовлеченность в него самого ребенка. Доверие к детям, учение без принуждения, воспитание без наказаний, сотрудничество детей и взрослых, творческий труд и нравственная свобода, возможность выбора поступка, линии поведения, образа жизни и принятие ответственности за свой выбор - этот далеко не полный перечень гуманистических принципов, на которых была основа педагогическая система В.А. Сухомлинского, свидетельствует о ее безусловной гуманистической направленности.

Нельзя не подчеркнуть и то, что в развитии детской индивидуальности В.А. Сухомлинский большое значение придавал знаниям, социальному опыту. В этом мы находим подтверждение тезиса о том, что нельзя впадать в недооценку знаний как системы социальных ценностей, но их необходимо вписать в контекст реальной жизни учащихся, обеспечить с их помощью полноценное индивидуально-личностное развитие каждого ребенка.

Как решить эту задачу, показали в 80-х годах учителя-экспериментаторы Ш.А. Амонашвили, И.П. Волков, В.А. Караковский, С.Н. Лысенкова, М.П. Щетинин, В.Ф. Шаталов. В отчете о своей творческой встрече они написали: "То, что веками повторяли выдающиеся педагоги-гуманисты, что прежде было мечтой, то для нас стало житейской необходимостью: мы должны дать нашим детям новые стимулы, которые лежат в самом учении. Если внешних побуждений к учению почти нет, если способов к принуждению совсем нет, если нельзя рассчитывать на всеобщий интерес к предмету и если мы реалисты, не хотим прятаться от действительности, то перед нами лишь один путь: мы должны вовлекать детей в общий труд учения, вызвать у них радостное чувство успеха, движения вперед, развития".

В широкой среде педагогической и родительской общественности хорошо известны средства, которые эти учителя применяли для побуждения детей к учению без принуждения: постановка трудной цели, сотрудничество педагога с детьми в ее достижении, использование опорных сигналов, отказ от практики плохих отметок, качественная оценка результатов работы, представление детям возможности сделать свободный выбор, опережающее обучение, крупноблочная подача учебного материала, отношение к уроку как совместному "произведению" педагога и детей, коллективное творчество, развитие способностей учеников к самоанализу и самооценке, защита каждого ребенка как личности... Эти положения стали исходными для обоснования Ш.А. Амонашвили гуманно-личностного подхода в образовании и путей его практического воплощения в "Школе жизни".

"Школа жизни" Ш.А. Амонашвили основана на принципах гуманно-личностной педагогики. Автор выделяет 6 особенностей образовательного процесса.
  • Первая состоит во внутренней преемственности созидательной деятельности Природы и человека-воспитателя. Природа, по мнению Ш.А. Амонашвили, закладывает в ребенка возможности безграничного развития. Школа берет на себя ответственность продолжить дело природы и сотворить из него благородного человека.
    Вторая особенность образовательного процесса в гуманной школе - его целостность, понимаемая как целостность жизни ребенка, устремленного в будущее.
  • Третья особенность касается урока, который рассматривается как аккумулятор, как ведущая форма жизни детей, а не только их учения.
  • Благополучие жизни ребенка на уроке обеспечивается благодаря сотрудничеству с учителем, другими детьми. Четвертая особенность педагогического процесса и состоит в том, что сотруднические взаимоотношения учителя с детьми становятся его естественным качеством.
  • Пятая особенность гуманного педагогического процесса проявляется в развитии у детей способности к оценочной деятельности при одновременном упразднении школьных отметок, что является залогом успехов детей в учении.
  • Шестая особенность "Школы жизни" - в особой, гуманной миссии учителя в ней. "Очеловечивание среды вокруг каждого ребенка, гуманизация социума и самого педагогического процесса есть высшая забота учителя". Гуманного учителя не покидает "любовь и преданность каждому ребенку, чувство глубокой ответственности перед судьбой каждого ребенка; стремление к пониманию каждого ребенка".
Личностно-гуманный подход к ребенку является фундаментальным достижением теории и практики гуманистической педагогики. Многолетний опыт педагогической работы привел Ш.А. Амонашвили к убеждению, что для решения задач образования есть два подхода - императивный и гуманный. Императивный характер обучение приобретает в том случае, если оно строится без учета личностных особенностей и потребностей ребенка. Педагог, осуществляющий такое обучение, уверен, что ребенок обязательно будет ему сопротивляться, а поэтому его необходимо принудить к учению строгими требованиями, императивами. Гуманный же подход состоит в том, что воспитатель оптимистически мыслит о детях, подходит к ним как к самостоятельным субъектам учения, способным учиться не по принуждению, а добровольно, по собственному желанию и свободному выбору. Иными словами, педагог исходит из того, что у каждого ребенка есть свой личностный смысл, есть личностная значимость учения, на которую и надо опираться в педагогическом процессе. А если такого личного смысла нет, то надо помочь ребенку его обрести.

"Инструментировать учение как свободно избираемую учеником деятельность, - пишет Ш.А. Амонашвили, - это и значит, во-первых, создавать наилучшие условия для его целенаправленного, социального и педагогически значимого развития, воспитания, обогащения знаниями и опытом; а, во-вторых, управлять этим процессом в согласии с потребностями его крепнущих внутренних сил, то есть с позиции самого ребенка (выделено автором), его интересов".

Обращение к культурным образцам педагогической практики позволяет сделать некоторые выводы о наиболее существенных чертах гуманистической парадигмы образования. Первая из них состоит в особом ценностном отношении к ребенку и детству как уникальному периоду жизни человека. Затем - признание развития личности (умственного, физического, нравственного, эстетического) главной задачей школы, а становление уникальной индивидуальности ребенка - ее главным результатом. Содержание образования включает когнитивный, креативный и этический (нравственный) компонент в их единстве и взаимодействии.

Что касается педагогических средств, методов и форм организации педагогического процесса, то каждая образовательная система ведет творческий поиск и находит собственное содержание, методы, средства воспитания и обучения. Гуманистическое направление предполагает свободу и творчество как учащихся, так и педагогов. Общими требованиями ко всем гуманистическим моделям выступают создание культурно-воспитательной среды, в которой происходит свободный выбор личностью способов творческой самореализации и ее культурное саморазвитие, и осуществление социально-педагогической защиты, помощи и поддержки каждого ребенка в ее адаптации к социуму и жизненном самоопределении.
Очевидно, что гуманистическая педагогика устремлена в будущее человека, утверждая, что все зависит от его собственных усилий и активности, опирается на силу разума, а не на сферу социального, внешнего по отношению к человеку. Тем самым гуманистическая педагогика утверждает приоритет сознания над бытием. В связи с этим гуманизация образования, как альтернатива, исключает статичный, безличностный подход к человеку.

Гуманистическое направление центрировано на человеке (главная ценность), культуре и социуме как взаимосвязанных детерминантах образования, направленного на поддержку процессов индивидуального саморазвития и самоопределения ребенка. Эти особенности гуманистической парадигмы создали предпосылки для возникновения в ее контексте личностно ориентированных cтратегий и моделей образования.


<H3 style="TEXT-ALIGN: right">Кульневич С.В., Бондаревская Е.В.</H3>Об авторах.
Сергей Владимирович Кульневич, доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики РГПУ и научным редактором издательства "Учитель".
Бондаревская Евгения Васильевна, профессор, заведующая кафедрой педагогики РГПУ, Доктор педагогических наук, профессор, академик Российской академии образования

Полный текст книги "Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания" назмещен на персональном сайте С.В.Кульневича

См. также:
  1. »
  2. Библиография по личностно ориентированному образованию »
  3. Вахромов Е.Е. Развитие теории самоактуализации в отечественной педагогике и психологии »
  4. Кульневич С.В. "Методологические особенности гуманистической философии образования" »
User is online!Profile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
екатерина
сообщение May 4 2015, 03:02
Сообщение #2


Полтергейст
**

Группа: Members
Сообщений: 24
Регистрация: 23-April 15
Из: Россия
Пользователь №: 9,039



Все относительно. Максимально решить поставленую задачу поможет ковровое покрытие. Если выбирать линолеум, то необходимо использовать бытовойнаприм. на вспененной основе, он мягче полукоммерческого. На мой взгляд пробковое покрытие похоже на линолеум.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Fast ReplyReply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 23rd October 2020 - 00:58