IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Формула счастья
ГенШи
сообщение Aug 25 2007, 10:02
Сообщение #1


Люден
*******

Группа: Gamers
Сообщений: 1,180
Регистрация: 2-April 05
Из: планета Земля и её окрестности
Пользователь №: 6



Дмитрий Колесов

Формула счастья

«Хочешь быть счастливым — будь им!»


Козьма Петрович Прутков изрек когда-то: «если хочешь быть счастливым — будь им!» Действительно, никого нельзя сделать счастливым ни просьбами, ни уговорами, ни принуждением: счастливым каждый становится (или не становится) сам, по внутреннему состоянию своей души. Этого не понимали революционеры-интернационалисты, тщившиеся загнать людей «в счастье» силой. На чем и сложили свои головы — предварительно загубив множество «осчастливливаемых». Так что еще в 1860 г. Козьма Петрович Прутков понимал то, чего Лев Давидович Троцкий не понимал в 1920-м.

Общие характеристики счастья


Сначала несколько общих характеристик счастья:

Счастье — самое известное и самое желаемое состояние души, или психическое явление. Каждый хотел бы счастья, каждый на него ориентируется как на высшую жизненную ценность. Но что такое счастье — не знает никто, и под счастьем каждый понимает свое, нередко путая счастье с удачей.

Счастье — одно из наиболее субъективных состояний души: как вследствие глубоко интимного его характера, так и по различию оснований для этого переживания у разных индивидов. Механизм счастья у всех (для всех) индивидов одинаков, но основания для его переживания у всех разные, так же как и интенсивность и длительность этого переживания.

Счастье — гедонически насыщенное состояние психики


Ясно, что счастье — это не эмоция, не чувство, не отношение… Счастье — особое гедонически насыщенное состояние психики, близкое к переживанию (полного) успеха. Но переживание успеха тоже счастьем не является: здесь есть что-то еще. Что же?

Состояние (и переживание) счастья возникает эпизодически, как некое озарение, и длится недолго: от нескольких минут (или даже меньше), и реже — более длительный период. Это состояние, когда «все хорошо и ничего более не нужно» и дополнительно к этому «радостно на душе». При этом важно, что индивид осознает это состояние и принимает его — как нечто особенное, против чего невозможно что-либо возразить: по причине отсутствия для этого (возражения) каких-либо оснований.

Счастье — слитное и осознанное состояние ощущения и эмоции


Очевидно, что счастье — это особое гедонически наполненное состояние психики, которое индивидом четко осознается, причем обычно улавливается момент его «прихода», как бы радостного «озарения», начала погруженности в это состояние. Нейропсихический механизм счастья, по-видимому, таков: на состояние удовлетворенности (какой-либо важной потребности) дополнительно накладывается какая-либо положительная эмоция (к примеру, радость по какому-либо поводу), отчего состояние удовлетворенности на время утрачивает свой затухающий характер и становится более интенсивным и генерализованным. Иными словами, модальность счастью придает удовлетворенность, а энергию — дополнительная к ней эмоция положительного знака. Так что счастье может рассматриваться как слитное и осознанное состояние ощущения и эмоции сразу, а также как усиленное и распространяющееся на всю душевную деятельность состояние удовлетворения и умиротворенности.

Поясним действие этого механизма на доступном примере. Как известно, оргазм, даже очень интенсивный — это не счастье (хотя, если угодно, можно считать его удачей!). И последующее за ним состояние сексуальной удовлетворенности — тоже не счастье, а именно удовлетворенность. Но если в период, когда состояние этой удовлетворенности еще сохраняется, индивид испытывает положительную эмоцию, тогда и возникает то особое глубокое, всеохватывающее (генерализованное), приятное состояние, которое и получило название счастья.

Счастье как особое состояние энергетически насыщенной удовлетворенности


Следовательно, для возникновения переживания счастья необходимо определенное сочетание условий: удовлетворенная важная потребность + приятный период удовлетворенности после этого (оптимальное психофизическое состояние) + дополнительная положительная эмоция. К примеру, радостное или просто приятное известие вызывает у индивида лишь эмоцию. Но если это известие накладывается на еще не угасшее после удовлетворения потребности состояние, здесь уже возникает именно счастье, как особое состояние энергетически насыщенной удовлетворенности: в противоположность обычному состоянию удовлетворенности, которое имеет отчетливо затухающий характер.

Счастье возникает в момент совпадения завершающего и опережающего подкреплений

Если мы вспомним о двух видах подкрепления — завершающем и опережающем, то легко придем к выводу, что переживание счастья возникает в редкие моменты совпадения этих двух видов подкрепления. Это действительно редкие моменты: дело в том, что в ходе деятельности у индивида еще не может быть завершающего подкрепления: дело еще надо сделать. А когда оно уже сделано, у него не может быть опережающе-поддерживающего подкрепления: дело уже сделано. И только в редкие моменты совпадения: на фоне некоего существенного достижения, создающего общий благоприятный гедонический фон, кратковременное дополнительное положительное переживание может создавать особое переживание — переживание счастья.

Следовательно, нейрофизиологическая причина счастья — в дополнении базисного завершающего подкрепления кратковременным дополнительным подкреплением — переживанием радости, прилива сил, душевного подъема. Редкость переживания счастья объясняется тем, что обычно эти два вида подкрепления чередуются, а не сочетаются: опережающее — по ходу дела, завершающее — в момент его окончания. В этом плане характерны известные стихи В.В. Маяковского о счастье: поэт любит и любим, и в этом вполне уверен: отсюда его удовлетворенность. А на этом фоне еще и «мышечная радость» от физической нагрузки (колки дров), от игры своих сил, от уверенности в себе («силой своей играючи»): ощущение счастья (прилив счастья) он испытывает именно в момент колки дров — занятия, которое само по себе никого еще счастливым не сделало.

Могут ли быть счастливы животные?


А могут ли быть счастливы животные? Вряд ли: к примеру, собака может быть довольна, может очень радоваться, может испытывать нечто вроде блаженства, но она не может осознать своего состояния и пережить его как осознанное.

Многими важными понятиями люди пользуются, не задумываясь о точном их смысле. В результате, каждый понимает их по-своему, а многие вообще их не понимают, кроме самой общей оценки. Отношение к счастью — наиболее известный пример этого.

Социальные стереотипы о счастье


К примеру, все согласны с утверждением, что счастье — это «хорошо», а несчастье — «плохо». И пользуясь такой оценкой счастья в сочетании с непониманием подлинной его природы, некоторые индивиды начинают призывать других к счастью, обещая его взамен на доверие к себе и своим действиям. Логика их проста: «следуйте за нами и делайте то, что мы скажем, и благодаря этому все будут счастливы». Подобного рода ситуаций в истории бесчисленное множество, и они возникают вновь и вновь. Потому, что счастья хотят все! По существу, обещание счастья — один из самых распространенных способов воздействия одного индивида на многих.

Характеристики счастья как субъективного переживания


Теперь дополнительные характеристики счастья. Прежде всего это субъективное состояние человека, особого рода переживание, отличающееся от всех прочих гедонических состояний. Каковы его черты?



Кратковременность счастья


Во-первых, кратковременность, эпизодичность. Никто и никогда не ощущал себя счастливым постоянно: это невозможно. Хотя некоторые и вспоминают определенный период жизни, как счастливый: видимо, в ходе его им чаще чем когда-либо доводилось испытывать моменты счастья.

Условия для возникновения переживания счастья


Во-вторых, для возникновения переживания счастья необходимо совпадение трех факторов: внешнего благополучия (благоприятные жизненные условия или благоприятная конкретная обстановка); состояния душевного равновесия (психологическое благополучие: отсутствие отягощающих психику факторов — тревог или забот, психического напряжения, связанного с неудовлетворенными потребностями); конкретного радостного события. Первые два фактора являются условиями счастья, создавая благоприятный для его возникновения фон, а третий — непосредственным поводом («причиной») для него.

Счастье индивидуально


В-третьих, счастье индивидуально: в одних и тех же условиях один человек может почувствовать себя счастливым, другой — нет. Многое здесь зависит от уровня притязаний: чем он ниже, тем вероятнее возникновение этого переживания в одних и тех же условиях. Иными словами, того, чего одному для счастья достаточно, другому — мало. Поэтому можно говорить о предрасположенности или непредрасположенности к счастью у различных людей.

В-четвертых, конкретные поводы для переживания счастья могут быть различными у разных индивидов, в той же мере, в которой разнообразна их жизнь. Для одного это успешное решение научной проблемы, для другого — удачная сделка, третий же «после обеда чувствует себя несчастным, если до обеда ему не удалось никого обмануть», и, соответственно, счастливым, если это удалось.

Переживание счастья зависит от склада личности

Таким образом, способность или неспособность переживать счастье в первую очередь зависит от склада личности и, соответственно, от характера воспитания, и лишь во вторую — от внешних условий. При этом переживание счастья не имеет внешних критериев, и решить за другого, счастлив он или нет, невозможно. Хотя предположить это — по косвенным признакам — возможно.

Лозунг всеобщего счастья — глубоко лжив


Что следует из того, что в одних и тех же условиях один индивид ощущает себя счастливым, а другой — нет? То, что лозунг всеобщего счастья — глубоко лжив или в лучшем случае ложен. В чем различие между этими понятиями? Ложность лозунга всеобщего счастья вытекает из объективной его невозможности, лживость же — из осознанного использования политиками призывов к всеобщему счастью, несмотря на понимание ими его невозможности.

Следовательно, те, кто пользуются лозунгом всеобщего счастья, или добросовестно заблуждаются, вводя в заблуждение и других, или же бессовестно морочат им голову. Поэтому непонимание гражданами подлинной природы счастья имеет самые неблагоприятные общественные последствия.

Человек счастлив по индивидуальным причинам


Человек может быть счастлив только по собственным, глубоко индивидуальным причинам, сделать его счастливым невозможно: можно лишь создать некоторые предпосылки для этого. Счастье в высокой степени обладает качеством подлинности. И естественно, что намерение революционеров «загнать человечество в счастье» было антигуманным и безнравственным, а с точки зрения науки — глупым. Хотя формально — доброжелательным, если не обращать внимания на слово «загнать»: граждан опускают до уровня стада.

Но допустим, что всеобщее счастье возможно. Что это значит? Это значит, что для каждого члена общества создаются благоприятные внешние условия (см. ниже о благополучии) и к тому же в психике его что-то изменяют так, чтобы он ощутил себя счастливым. Следовательно, в центральной нервной системе, в головном мозге каждого должен быть найден некий участок, воздействие на который и будет вызывать переживание счастья. Несомненно, что в рамках «государства всеобщего счастья» пришлось бы создать некую контору, призванную заниматься именно таким воздействием — то ли хирургическим, то ли фармакологическим... Быть может, ее следовало бы назвать Министерством всеобщего счастья, по примеру какого-либо из министерств, описанных в «1984» Оруэлла?

Определение благополучия


Теперь о благополучии. Это совокупность внешних условий, максимально благоприятствующая продолжительности жизни: материальный достаток, жизненные удобства, отсутствие угрозы для жизни или здоровья (благоприятная политическая и экологическая обстановка). В отличие от счастья, благополучие имеет отчетливые объективные критерии, и само это состояние объективно.

В различные исторические эпохи, при разном уровне развития производительных сил общества, критерии благополучия меняются, постепенно и неуклонно возрастая по мере развития цивилизации: в соответствии с Законом возрастания гедонических эталонов. И следовательно, благополучие — это положение индивида, находящегося в условиях, благоприятствующих его жизни и способствующих удовлетворению всех его жизненно важных потребностей — с учетом достигнутого обществом уровня развития и удовлетворения этих потребностей. Благополучие — это такое семейное, общественное, материальное положение индивида, когда окружающие с полным основанием могут задать ему риторический вопрос: «чего тебе еще надо?!». И может выясниться, что ему не хватает только счастья...

Жизнь — единственная подлинная ценность человека


И счастье, и благополучие — понятия вторичные по отношению к общему, базисному понятию — понятию Жизни. Для человека, как и для любого живого существа, жизнь — это фундаментальная и в конечном счете единственная подлинная ценность, сознает он это или нет, признает он это или отрицает. И к тому же, именно благодаря течению жизни у него возникают новые возможности, а утраченные восполняются другими.



Счастье — это высший уровень положительного восприятия жизни


Согласившись с этим, мы легко найдем еще одно определение счастья. Счастье — это высший уровень положительного восприятия жизни. Естественно, что мера счастья у каждого своя, как и способность обращать внимание больше на положительные стороны жизни, чем на недостатки, довольствоваться б€о€льшим или меньшим и т.д.

Следует отметить, что понятие счастья нередко путают с понятием везения, удачи: вместо «повезло» нередко употребляют выражение «посчастливилось», благоприятное происшествие могут назвать «счастливым случаем». Порою с переживанием счастья смешивают радость или удовлетворенность. Полезно все это различать.

Понятие благополучия своей антитезой имеет понятие неблагополучия. Для счастья же понятие несчастья не является столь же симметрично противоположным: именно вследствие субъективного характера счастья. Далеко не все то, что невозможно назвать счастьем, является несчастьем. В плане счастья или несчастья многое в жизни нейтрально. И к тому же многое из того, что принято называть несчастьем, на самом деле является лишь проявлением неблагополучия.

Отчаяние — антитеза счастью


Противоположным счастью является высший уровень отрицательного восприятия жизни — отчаяние. Почему? Потому что отчаяние не отрицает жизни, а продолжает предполагать ее как ценность, приносящую, однако, лишь отрицательные переживания. Отчаяние — тоже внутреннее состояние индивида, столь же субъективное, как и счастье: в одних и тех же условиях один переживает отчаяние, другой — нет. Следовательно, и для отчаяния, как и для счастья, объективных критериев нет.

Отчаяние, если оно достигает степени, непереносимой для психики индивида, может порождать даже отказ от самого себя как носителя Жизни, а следовательно, и отказ от ее продолжения. Если счастье вызывает наиболее сильное желание жить дальше, то отчаяние — стремление ее прекратить. В этом отличие отчаяния от несчастья. Ведь в несчастье индивиду может помочь такое качество, как оптимизм: способность выйти за пределы наличной неблагоприятной ситуации — и надежда: прогнозирование благоприятного будущего. Отчаяние же есть отсутствие (прекращение, угасание) всего этого. Правда, состояние (переживание) отчаяния тоже может быть кратковременным, и необходимо умение выдержать период отчаяния.

Отчаяние как отрицательное гедонистическое состояние


По аналогии с состоянием счастья возникновение отчаяния можно объяснить наложением отрицательных эмоций на состояние неудовлетворенности какой-либо важной потребности: неудача + какое-либо дополнительное огорчающее известие совместно могут вызвать прилив отчаяния. Поскольку отрицательные гедонические состояния оказывают на деятельность стимулирующее воздействие, отчаяние по динамике отличается от счастья: бывают порывы отчаяния, но не бывает порывов счастья.

Невозможность всеобщего счастья и благополучия


Не только всеобщее счастье, но даже и всеобщее благополучие невозможно, так как самое процветающее и хорошо организованное общество не способно полностью предупреждать нарушающие его неблагополучие события: стихийные бедствия, аварии, деятельность разного рода «отморозков», которым благополучие других — как кость в горле. Опыт материально благополучных стран свидетельствует также, что материальное благополучие может вполне сочетаться с недостатком благополучия душевного. И к тому же отсутствие жизненных затруднений дезадаптирует личность, делая ее малоустойчивой к случайным неблагоприятным факторам: лишая способности к мобилизации физических и душевных сил.

Таким образом, слово «счастье» — один из типичных «идолов рынка», по Ф. Бэкону. Неправильное его понимание одними и своекорыстное использование другими уже принесло человечеству множество бед. Чтобы избегать этого впредь, каждый должен четко уяснить как подлинный смысл этого понятия, так и умысел тех, кто промышляет обещаниями «счастья». Никто никого никогда сделать счастливым не может: человек сам ощущает себя счастливым или нет.

Связь счастья со свободой и нравственностью


Счастье нередко связывается с понятием свободы — якобы она способна давать счастье. Свобода же, в свою очередь, неразрывно связана с нравственностью. И поэтому стремление индивида ощущать себя свободным и на этом основании быть счастливым должно в полной мере соответствовать требованиям нравственности. К примеру, всем должна быть понятной антигуманная сущность лозунга: «счастье — в борьбе». Почему? Потому что борьба в конечном итоге сводится к насилию — физическому или психологическому. И тем самым удовлетворяя свою страсть к борьбе и ощущая себя в момент этой борьбы счастливым, индивид препятствует жизни других, а в конечном итоге сокращает и свою собственную, рано или поздно из субъекта насильственных действий превращаясь в их объект. Как это уже не раз случалось в истории.

Выводы


Три вывода.

• Счастье — наиболее яркое проявление субъективности индивида, высший уровень положительного восприятия жизни. Это особое нейропсихическое состояние (и переживание), возникающее в случае дополнения и усиления состояния удовлетворенности какой-либо важной потребности положительной эмоцией. При этом модальность счастью дает удовлетворенность, а энергию — эмоция.

• Благополучие — это объективное положение индивида, находящегося в условиях, благоприятствующих его жизни, способствующих удовлетворению всех его жизненно важных потребностей — с учетом достигнутого обществом уровня развития и удовлетворения этих потребностей. В отличие от счастья, у благополучия есть четкие внешние критерии.

• Противоположным счастью и столь же субъективным состоянием психики (и переживанием) является отчаяние: высший уровень отрицательного восприятия жизни. Оно возникает в случае наложения дополнительной отрицательной эмоции на состояние неудовлетворенности какой-либо важной потребности, т.е. неудачи. При этом модальность отчаянию дает состояние неудовлетворенности, а энергию — отрицательная эмоция.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Гость
сообщение Apr 12 2008, 23:51
Сообщение #2


Гость









Объяснены сложные моменты так, что в моем скудном мозге это улеглось гладко. Спасибо.
Go to the top of the page
+Quote Post

Fast ReplyReply to this topicStart new topic
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 29th September 2020 - 04:28